Если стоит хорошая погода, но взятка нет, то пчёлы – сборщицы в поисках мёда начинают летать около пасечного домика, лезут в окна и двери, пробираясь к запасным сотам. В это время на пасеке может возникнуть пчелиное воровство: пчёлы проникают в чужие ульи и воруют мёд.
Воровство: необходимость или патология?
Пчелиное воровство доставляет неприятности каждому пчеловоду. С ним ведётся постоянная борьба, которая, как правило, начинается слишком поздно.
Но так ли страшен грабёж и какова его причина?
У пчелы чрезвычайно развито обоняние. Она различает многие запахи и, причём в очень маленькой концентрации, поэтому, когда пчела облетает какой-либо улей, её сканер (щетинки) даёт полную картину состояния живущей в ней семьи. Если щетинки повреждены, то пчела не способна к жизни. Обоняние играет ведущую роль в поиске пищи. Возможен поиск пищи и в чужом улье. Между тем, не всякий можно разграбить. Если в нём живёт полноценная пчелиная семья, то она охраняет его и не позволит даже ценой своей жизни чужакам вынести мёд. Но существуют семьи, которые расцениваются окружающими пчёлами, как не нуждающиеся в мёде. Существуют объективные показатели, по которым одна семья определяет, что она может забрать мёд у другой. У подвергнувшейся нападению семьи всегда есть какие-либо проблемы и, как правило, с маткой. Недостаток феромонных веществ матки ощущают как пчёлы в улье, так и пчёлы из других семей, находящиеся около него.
Если семья вышла из зимовки без матки, сила её будет уменьшаться с каждым днём, охрана улья ослабевает. В это время пчёлы из других семей прорывают защитный кордон, нападают на неё и выносят весь мёд. В случае если семья – грабитель не имеет запасов, то ограбление будет означать для неё возможность продолжения жизни. В природе ничто не происходит просто так. Если мёд забирается у того, кому уже нет спасения, то он отдаётся тому, кому он необходим для продолжения жизни. Природа всё очень точно отрегулировала. Разграбление биологически слабых семей выгодно и оправдано. Нельзя назвать грабежом отбор пищи. Без воровства был бы значительно больший процент страдающих семей, как в природе, так и на пасеке.
То, что отсутствие матки в улье – определяющий фактор возникновения воровства доказывают следующие эксперименты:
Эксперимент 1.
Готовящуюся к роению семью разделили пополам. В первом отделении оставили матку, а во второе подсадили новую плодную. Через некоторое время, когда обе семьи успокоились, у второй отобрали матку и всех пчёл, оставив только мёд. Можно было ожидать, что начнётся разграбление второго отделения. Между тем воровства не возникло. Некая невидимая сила охраняла мёд второго отделения. Эта сила – феромоны матки, оставшейся в первом отделении. Они ароматизировали пространство вокруг всего улья, и у пчёл создалось впечатление, что и во втором отделении живёт семья с нормальной маткой.
Эксперимент 2.
В улье, в котором жила сильная семья, оставили только матку, сотню старых пчёл и мёд, остальное всё забрали. Воровства не наблюдали. Происходило ли это из-за способности к обороне оставшихся пчёл или по другой причине? Способность к обороне сотни пчёл практически равна нулю, но зато действие феромонов матки огромно. Ещё более показателен эксперимент 3, который дополняет эксперимент 2.
Эксперимент 3.
Из улья, в котором была сильная семья, матку, пчёл и расплод забрали, оставили только несколько тысяч старых хозяек и мёд. Через некоторое время началось разграбление этого гнезда: пчёлы гибли, мёд растаскивался. Как же так? Несколько тысяч насекомых не смогли защитить себя, своё гнездо и мёд, в то время как сотня пчёл и матка в эксперименте 2 успешно с этим справились.
Пища – возможность продолжать существование. Цель воровства – не убийство, а только похищение пищи. Причём, если сопротивление не оказывается, грабители не убивают пчёл – хозяев, а только забирают мёд. Это доказывает эксперимент 4.
Эксперимент 4.
В улей с мёдом поместили несколько сотен молодых пчёл и молодую неплодную матку. Для того чтобы вызвать воровство, их кормили сахарным сиропом. Когда началось разграбление этого улья, то был вынесен только мёд, а пчёлы и матка остались целы. Молодые хозяйки осторожны, они не оказывали сопротивления, а отходили в сторону: не было сопротивления, – не было и борьбы.
В эксперименте 3 во время грабежа были убиты все старые пчёлы, так как они активно боролись и сопротивлялись. Потери имелись с обеих сторон, поскольку в улье мёртвых насекомых было значительно больше, чем живых.
Если в воровстве участвует только одна семья, то пчёлы – грабители выставляют охрану в чужом улье и не позволяют проникать туда пчёлам из других семей.
Обычно в грабеже участвует только одна семья – та, которая открыла источник пищи. Это показывает следующий эксперимент.
Эксперимент 5.
Улей с мёдом без пчёл поставили посередине пасеки. После его разграбления мы не нашли в нём мёртвых особей. Это означает, что в грабеже участвовала только одна семья.
В грабеже могут участвовать пчёлы двух или более семей, что видно из следующего эксперимента.
Эксперимент 6.
На пасеке оставили улей без пчёл. В отличие от предыдущего эксперимента, где в улье был открыт только один леток и семья – грабитель установила контроль за входом, в этом эксперименте входы в улей открывались со всех сторон. Это делалось для того, чтобы одна семья не могла полностью контролировать их. После окончания грабежа на дне лежали мёртвые пчёлы. Это указывало на то, что в грабеже участвовали, как минимум, две семьи и между ними возникла борьба.
Из всего вышесказанного следует, что грабежу подвергаются только неполноценные семьи.
А почему грабежу подвергаются отводки и рои, когда они ещё только формируются в семьи? Дело в том, что пчёлы ведут себя в них, как в слабых семьях. В них или нет матки, или нет пчёл всех поколений, а также разновозрастного расплода.
В жизни пчелиной семьи в течение года бывают два критических периода, в которые и возникает воровство. Первый – выход из зимовки, когда потрачены запасы мёда, а в природе ещё нет взятка. Второй – конец лета и начало осени. В это время у пчёл есть последняя возможность запасти мёд на зиму, если ещё цветут медоносы.
Грабёж – это последний шаг на пути страданий семьи пчёл, а начало им было положено много раньше. Если воровство начинается в апреле, то, значит, страдания начались в октябре предыдущего года, когда семья готовилась к зимовке со старой маткой. Мы видим только самый конец их – воровство, хотя необходимо было обратить внимание на состояние семьи ещё до напада на неё.
В грабеже на пасеке виноваты не пчёлы, хотя всегда удобнее объявить их главным и единственным виновником происшедшего. На самом деле причина в том, что пчеловоды заблаговременно не принимали необходимые меры. В результате те семьи, которые должны страдать – страдают, а те, которые должны выжить – занимаются грабежом.
Есть всего одна правильная мера для предотвращения воровства на пасеке – в течение всего года внимательно наблюдать за развитием семей и содержать только биологически полноценные здоровые пчелиные семьи.
Природа пчелиной семьи не имеет ничего лишнего. Грабёж необходим и выгоден пчёлам для продолжения жизни. (Д. Илич, Сербия).
Признаки воровства.
Начавшееся воровство можно определить по следующим признакам:
1. На прилётной доске и передней стенке улья заметна драка пчёл, а на земле валяются их трупики.
2. Чужие пчёлы кружатся в воздухе около улья, пытаются проникнуть в леток сбоку, по стенкам улья, ищут щели, кучками суетятся в месте соединения крышки с корпусом.
3. Из улья воровки вылетают с особой стремительностью; если поймать такую пчелу и надавить ей брюшко, то на хоботке показывается капля мёда.
4. Пчёлы на пасеке становятся особенно раздражительными, злыми.
Узнать какие семьи воруют можно двумя путями:
1. На летке обворовываемой семьи слегка посыпают пчёл мукой, а затем, идя по пасеке, наблюдают, в какой улей прилетают “напудренные” пчёлы; это и есть семья – воровка.
2. Вечером, когда кончится лёт пчёл, у летков некоторых семей заметна суета: это обворовываемые пчёлы и семьи – воровки; последних легко отличить потому, что драки здесь нет, пчёлы проворно вылетают из ульев и возвращаются с добычей.
У семей – воровок можно на сутки отнять матку. Это действует на семью так сильно, что она прекращает воровство и не скоро возобновляет его даже после того, как ей возвращена матка. Матку удаляют рано утром, когда нет лёта пчёл, и в клеточке временно помещают её в любую семью.
В случае численного превосходства чужих пчёл воровство переходит в напад, т.е. чужие пчёлы открыто врываются в леток, массами избивают “хозяев” улья и грабят мёд. Пчёлы – воровки стараются убить матку, после чего семья перестаёт сопротивляться, запасы полностью подвергаются разграблению, и уцелевшие пчёлы разграбленной семьи разлетаются по чужим семьям. Если своевременно не принять меры, то напад может погубить много семей.
Бывает так, что пчёлы одной пасеки нападают на другую, но чаще воровство идёт на своей же пасеке. Вначале несколько семей воруют у одной или двух-трёх семей. Обворовыванию и нападу подвергаются главным образом слабые и в первую очередь безматочные семьи. Но впоследствии, если не принять мер, воровство распространяется всё шире; разграбив одни семьи, воровки немедленно переключаются на другие, и напад принимает массовый характер. В подобном случае пасеку могут спасти только наступление холодов и дождей, появление сильного взятка или же решительные меры со стороны пчеловода.
Предупреждение воровства.
С начавшимся воровством бороться трудно, его гораздо легче предупредить. Для предупреждения воровства принимают все меры к тому, чтобы в безвзяточное время пчёлы не могли найти где-либо готового мёда. Для этого строго придерживаются следующих правил:
1. Не держат на пасеке слабых и безматочных семей; если такие семьи есть и их ещё не успели исправить, то им сокращают гнёзда до полного обсиживания рамок пчёлами и уменьшают летки до 1 см.
2. В безвзяточное время сокращают летки у всех семей; если в ульях есть щели, их шпаклюют или замазывают глиной.
3. При отсутствии взятка семьи осматривают только вечером, когда лёта пчёл почти нет; осмотр проводят быстро, чтобы не держать улей открытым; осмотренную часть гнезда тут же прикрывают холстиком. В дневные часы семьи осматривают только в специальной переносной палатке.
4. Работая на пасеке, внимательно следят, чтобы ничем не привлекать воровок и нигде не оставлять следов мёда; если на землю или на улей попадёт хотя капля мёда, её тут же засыпают землёй или же стирают тряпочкой, смоченной в керосине; рамки с сотами держат в плотно закрытом переносном ящике.
5. Запасные соты, мёд, вырезанную сушь – всё, что имеет запах мёда, хранят в закрытом, недоступном для пчёл месте. Пасечный домик делают без щелей, его окна и двери должны плотно закрываться.
Борьба с начавшимся воровством.
Воровство надо пресекать в самом начале, иначе бороться с ним будет всё труднее. Для отпугивания пчёл – воровок у обворовываемой семьи смазывают керосином прилётную доску и переднюю стенку улья на некотором расстоянии от летка. Свои пчёлы, прилетая, садятся прямо на сухое пространство у летка, а воровки подкрадываются со стороны и натыкаются на керосин. Смазывание надо систематически повторять, так как керосин быстро высыхает. Пчёл – воровок, кружащихся около ульев в воздухе, обрызгивают холодной водой из садового шприца или с помощью веника.
Эти меры не ликвидируют воровства полностью, а только заглушают его. Пчеловод должен непрерывно следить за поведением пчёл и при вспышке воровства повторять указанные выше меры. Таким образом, выигрывают время, пока наступит взяток или же ненастная погода. И то и другое ликвидирует воровство полностью.
При нападении пчёл – воровок на одну или несколько семей, когда описанные меры не помогают, по окончанию лёта пчёл пострадавшие семьи уносят в зимовник. На их место ставят пустые ульи и кладут в них тряпочку, смоченную керосином, для отпугивания прилетающих воровок. Через 2-3 дня, когда воровки отвыкнут летать за добычей, ульи ставят на их места.
Можно на место унесённой семьи поставить пустой улей с двумя летками. Верхний леток зарешечивают сеткой, а нижний плотно залепляют глиной, в которой протыкают отверстие примерно в 1 см шириной. В это отверстие вставляют трубочку длиной 20-25 см так, чтобы она целиком вошла в улей, без всякого выступа наружу. Воровки будут входить в улей через трубочку и устремляться на свет к верхнему зарешеченному летку, поэтому они не найдут обратного выхода. В течение дня в улье скопится масса пчёл – воровок; вечером улей убирают в зимовник. Через 1-2 дня изолированных пчёл выпускают, и они разлетаются по своим ульям.
Убрав с пасеки обворовываемую семью, надо принять меры предосторожности, чтобы воровки не набросились на соседние семьи. У этих семей надо сузить летки и наблюдать за поведением пчёл, применяя, в случае надобности, отпугивание воровок, как описано выше.
Если многие семьи нападают на небольшое число ульев и обычного отпугивания воровок недостаточно, то принимают меры, затрудняющие им доступ в леток. Для этого к летку приставляют трубочку длиной 10-15 см из стебля подсолнечника, дягиля или бузины. Затем леток залепляют глиной так, чтобы вход в улей был только через трубочку. Свои пчёлы быстро освоятся с новым входом, но воровкам будет трудно пробраться через этот узкий коридор.
Иногда массовый напад принимает угрожающие размеры. Это может быть в двух случаях: во-первых, если пчеловод запустил воровство, не принимая никаких мер; во-вторых, при внезапном прекращении сильного взятка.
Массовый напад угрожает благополучию большинства семей, поэтому надо срочно принять одну из следующих мер:
1. Вечером подготовить пчёл к перевозке и ночью перебросить пасеку в другое место, где есть хотя бы небольшой взяток.
2. Закрыть все летки и лишить пчёл вылета на несколько дней, пока не изменятся условия (это допустимо только в том случае, когда погода нежаркая); прежде чем закрыть летки, семьям наливают в крайние соты воду; чтобы семьи не страдали от духоты, с гнёзд удаляют подушки, а при надобности и холстики.
3. При жаркой погоде все семьи убирают в зимовник (с зарешеченными летками).

Оставить комментарий

Кликните для смены кода
Адрес Вашей электронной почты опубликован не будет.
Обязательные поля отмечены звездочкой (*).