Теперь же перейдем к методу Лайянса, примененному у нас, напр., Докучаевым. Хозяйство И. Докучаева Роение. Ведя долгую борьбу c роением, И. Докучаев за­менил свои 18-рамочные ульи ульями на 24 рамки, размером 12 вершков вышины и 6 вершков ширины. Такой простор по­степенно уменьшил у пчел страсть к роению и лет 20 оно на пасеке И. Докучаева стало явлением редким. И. Докучаев це­нит в своем улье только простор, говоря, что “улей пчел не плодит”, и высказывает сожаление, что так много мысли и тру­да было направлено на изобретение различных систем ульев. Отход роя обыкновенно имеет причиной смену матки (III д), а так как собирание его, благодаря высоким деревьям на пасеке, очень трудно, то практикуется обрезка у маток крыльев. (Во всяком случае, не у молодых неплодных певчего первака, им крылья нужны для оплодотворения). Пока рой вьется в воздухе, пасечник уничтожает в материнском улье лишние маточники, а впоследствии на 6 день повторяет эту работу. Секционный мед (IV з). Для него имеются клетки, в которые входят по 30 секций. Эти клетки с секциями ставятся в середину заноса, где их пчелы и отстраивают.1   1 Помещая секции в горизонтальных ульях, вдали от гнезда, трудно заставить их отстраивать, а вблизи гнезда они засоряют их пергой. Я не раз это испытал, да об этом упоминает и А. С. Буткевич.   Ганемановских решеток и вообще какого-либо ограниче­ния червления И. Докучаев на пасеке не применяет, а если нужно отделить мед от гнезда, то вставляет доску с прохода­ми для пчел по бокам. Как и Лайянс, И. Докучаев (II в) вообще относится отрица­тельно к подкормке на черву. На сколько она, по его мнению, увеличивает расплод, на столько губит уже взрослых пчел, по­буждая их искать мед в степи, где его до 15-го мая в Екатеринославской губ. не имеется. Попутно И. Докучаев высказывает мнение, что семьи средней силы дают больше доходу, чем семьи сильные, т. к. эти последние чересчур упорно стремятся к роению. Я согла­сен, что преждевременное усиление семьи, когда природа еще не может дать ей работу, действительно не желательно, но вне спора, что большая сила ко времени взятка дает наилучшие результаты. Мне, как и другим, не раз приходилось даже заме­чать, что обильный взяток удерживает пчел от роения, всецело захватывая их.2   2 Удержать силачей от роения в этих случаях можно так называемым “противороевым” уравнением пасеки, как это делает Прейс. (См. Дополнительные сведения к его методу и у Лайянса, раб. 6-я).   Трудно согласиться е И. Докучаевым в том, что искусст­венная вощина, даже хорошо приготовленная, из чистого вос­ка, вытягивается во время отстройки. Думается, что у него это вытягивание исключительное явление, благодаря тому, что толщина вощины не соответствует высоте рамок и не приме­няются проволоки (по крайней мере, он о них не упоминает). Интересен способ, который И. Докучаев (III б) применя­ет для получения свежих гнездовых сотов: он устраивает для этого небольшие семьи-ссыпчатки (фунта в три, не боль­ше, чтобы не было жарко и вощина не вытягивалась), с сеголетними матками. Для этих семейств отстройка искусствен­ных вощин является как бы специальностью. В течение лета от такой семейки можно отобрать вощину в три или четыре раза. Если заметно будет ослабление семейки, то подсыпа­ется пчела. К концу лета этим семьям можно добавить рам­ки две червы и тогда из них получаются ульи-зимовики. Та­ких семеек-строительниц достаточно иметь штук пять на 100 ульев. О назначении особых ульев для отстройки искусственных вощин говорит Э. Бертран, но и он предпочитает выбирать для этого ульи сильные и поручает им отстройку сотов к кон­цу лета, когда более темный мед особенно ценен и расход его на выработку воска не убыточен.1 1 К сожалению, к концу лета, как известно, желание пчел строить вощины, может быть, и способность к этому, уменьшается. Впрочем, Э. Бертран поль­зуется при заготовке вощин в значительной степени и сахар­ным сиропом, который дает сверху улья в больших кормуш­ках (напр. Миллера) по 10—15 фунт, на ночь. Взяток и отбор меда. Взяток у И. Докучаева начинается е конца мая цветением сурепы (2—3 недели); с 1-го июня зацве­тает чистяк (20—24 дня); с 15—20 июня — синяк (20—25 дней) и, наконец, в июле зацветает бабка (дикий шалфей). Если к этим растениям прибавить акацию, бодяки, то по­лучится обычный взяток для нашего степного юга России, на­чиная с Курска — до берегов Азовского и Черного морей, включая сюда и Бессарабию. Отборку меда И. Докучаев производит в конце июля, при­чем отнимает только запечатанные рамки, центрифужение же во время взятка незапечатанных сотов он находит нежелатель­ным, во-первых, потому, что оно мешает работе пчел, на усер­дие которых, по его мнению, не влияет количество запасов, во-вторых, потому что из резервуаров отстойников в 60 ведер приходится отбирать ведер 8 жидкого маловодного меда и, в-третьих, потому что не созревший в ульях мед может сохра­няться не более года, а случается, что c большой партией при­ходится ждать покупателей и подольше. Методы в ульях Дадана и Лангстрота-Рута Системы ульев этих двух знатоков пчеловодства получили довольно широкое распространение у нас в России, в особен­ности первый, а потому вполне естественен часто задаваемый вопрос: в чем состоит метод Дадана или Рута. Вопрошающий предполагает, что Дадан и Рут, как изобретатели ульев, по­добно Левицкому, Хенду, Вельсу создали и свой метод пчело­вождения. На самом деле этого не случилось, и их ульи в большей или меньшей степени пригодны для применения большинства методов других лиц. В особенности удобен для этого улей Лангстрота-Рута, благодаря тому, что рамки его одинаковы и в магазине, и в гнезде. Методы Симминса, Алек­сандра, Юшкова, Дюлитля и др. особенно удобны для этого улья. В известном сочинении Лангстрота “Пчела и улей”, пере­смотренном Даданом, Дадан не рекомендует никаких особых приемов, усиливающих медосбор, и в общем предлагает вести дело так: с весны семьи держатся тепло под матой; гнезда по­степенно расширяются прибавкой новых рамок, причем пче­лы, если взятка не имеется, подкармливаются жидкой сытой на черву. Нужно уловить момент, когда пчелам в нижнем улье станет тесно и немедленно поставить магазин, куда пчелы начнут сносить из гнезда мед, опрастывая (III в) для червления матки ячейки. Дадан утверждает, что если матка всегда будет иметь гото­вые отстроенные вощины для складывания яиц (пустое место в улье или свободные ячейки вдали от гнезда не удержат рое­ния), если вывод трутней будет предупреждаться, если в гнез­де не будет запечатанного меда, — то роение будет исключе­нием, и на пасеку в 100 ульев у него бывает в течение лета только 3—5 роев.1 Ввиду этого каких-либо противороевых мер, если не считать таковыми поднятие в жару улья над дном ради увеличения летка, — он не применяет. 1 Дополню список причин роения: а) старая толстая вощина в гнезде; б) одряхление матки, как повод к смене ее и выходу певчего первака; в) отсутствие сильного взятка при большой силе пчел; г) сильный солнцепек; д) недостаточная вышина летка, мешающая пчелам, не портя крышек, вентилировать улей; е) отсутствие места для возведения новых построек и отложения воска, накапливающегося у пчел в особенности у кормилиц, ко времени перехода их к работам в поле. Будучи принципиальным врагом отбора незапечатанного меда, он после наполнения первого магазина медом, ставит под него другой, по наполнении другого, ставит на гнездо и третий, а сверху снимает магазин только после того, как мед в нем будет запечатан. Такой мед будет вполне зрел и ароматен. Некоторые соотечественники Дадана, напр. Рут, идут даже дальше и советуют держать мед в улье после запечатывания еще 3-4 недели. Дадан не принимает ганемановской решетки, так как его рамки, сравнительно е другими, напр.; с рамками Лангстрота, довольно высоки, и матка редко заходит в магазин, а если слу­чайно и зайдет, то скоро, вытесняемая медом, опустится об­ратно в гнездо; ограничение же червления во время взятка не допускается им потому, что во время продолжительного взят­ка масса пчел гибнет в поле за усиленной работой, и улей, по его мнению, к осени оказался бы недостаточно сильным, что­бы благополучно перезимовать. (Это, конечно, справедливо для американских условий, а у нас случается гораздо реже). По окончании взятка (V ж) магазинные надставки е запеча­танным медом сносятся в помещение, где находится центри­фуга, причем пчела предварительно удаляется окуриванием, стряхиванием и сметанием. Делается это утром, днем центрифужат, и с наступлением сумерек магазины возвращаются ульям для обсушки. Обсушенные магазины не торопятся уби­рать, так как на ульях они защищены от мотылицы; их убира­ют только во время осенней ревизии; тогда же вынимается и лишний мед из гнезда. Это вcем известный круг работ. Метод М. А. Дернова М.А. Дернов пасечничает в ульях Дадана-Блатта, но зна­чительно измененных им сравнительно c теми, какие введены были в России г. Кандратьевым. Этот улей имеет теплые переднюю и заднюю стенки, одностенные, холодные, наружные магазины, которые могут наставляться один на другой в любом количестве. Так как ма­газины одностенные, а передняя и задняя стенки гнездового отделения двойные, то при помещении на ульи магазинов его передняя и задняя стенки снаружи выступают. Прилетная дос­ка обыкновенно отъемная. Перехожу теперь к главным эта­пам метода. Метод. Автор рекомендует (Iа, Iж) подкормку густой теп­лой сытой всей пасеки в день первого облета ее после выставки. М.А. Дернов утверждает, что этой подкормкой во многих случаях будет спасено несколько маломедных семейств, кото­рые погибли бы или слетели бы как голодняки, если бы пого­да переменилась и ревизию пасеки пришлось бы отложить. Если же погода будет продолжать стоять хорошая, то все же подкормка принесет свою пользу: пчелы сразу очистятся и деятельно примутся за работу. Лично я c этим согласен, но отмечу, что подкормка усилит кладку, а это ранней весной, при наличии только более позд­них взятков, невыгодно. Далее автор указывает на необходимость немедленно по выставке очистить донья (1а), а затем, по наступлению тепла, произвести и очистку всего улья. Под этой очисткой он подразумевает не обычное удаление испорчен­ных плесенью, мышами, мотылицей сотов, кислого и засаха­ренного меда и следов поноса, но и тщательное соскабливание со стенок потолка, рамок и пола всякой грязи, в том числе прополиса и воска, т. к. чистка является главным способом борьбы против разных болезней и вредителей и сильно облег­чает пчелам работу, которую этим маленьким чистоплотным насекомым произвести очень трудно. Пол в улье очищается через несколько часов вторично, а через несколько дней в тре­тий раз. Необходимость этих повторных очисток пола объяс­няется тем, что в первые дни деятельность пчел направлена на очистку вощин, и много сору c них сбрасывается на пол. Раз c весны тщательно вычищенный улей поддерживается обыкно­венно пчелами в опрятном состоянии в течение всего лета. Примечание. Проповедь о соблюдении крайней чистоты в ульях нужно вообще приветствовать. Только “сим победиши” в борьбе с видимыми и невидимыми врагами пчел. Но, конечно, дезинфекцию ульев и вощин упомянутая чист­ка заменить не может, она должна предшествовать дезин­фекции, которая производится при всяком удобном случае; обыкновенное понятие о чистоте не совпадает с понятием о чистоте на языке медика или бактериолога. Имеются также пчеловоды, по существу не согласные соскабливанием прополиса, который с человеческой точки зре­ния, быть может, и представляет грязь, для пчел же заменяет нашу штукатурку или побелку стен. Подкормку (II в) на черву на местах, где нет в природе взятка М.А. Дернов рекомендует вести вплоть до самого глав­ного взятка, начиная ее за 6—7 недель до начала его, причем при отсутствии запасов у пчел скармливает среднюю по густо­те сыту, а при наличии запасов — жидкую, ежедневно или че­рез день. Большое количество червы перед главным взятком, предупреждающее ослабление семей во время взятка, по его мнению, представляет главный залог успеха. Примечание. При коротком взятке думается, что успех обеспечивается не большим количеством червы, а большой рабочей силой, почему бывает иногда прав и Цесельский, устраняющий матку за 10 дней до взятка, а подкормку ог­раничивающий 10—15 днями, начав ее тоже за 6 недель. Автор не принадлежит к сторонникам роевой свободы, но и не впадает в те крайности, которые рекомендуются некото­рыми роефобами (напр., зарешечивание летка ганемановской решеткой). Для предупреждения роения гнездо своевременно расширяется, сначала сушью, затем искусственной вощиной; маточники, попавшиеся на глаза во время осмотра, уничтожа­ются. Трутневая черва убивается, и при появлении первых признаков тесноты или более или менее серьезного взятка, превышающего дневную потребность пчел, в гнездо добавля­ются рамки, а если оно полно, то ставится магазин, под кото­рый затем ставится другой и т. д. Матка таким образом всегда имеет свободные ячейки для откладывания яиц. Но часто все это окончательно предупредить отход роя не может. Красноперов, работающий, как и Дернов, на севере и в тех же ульях, относительно расширения гнезда держится другого мнения. Он пишет: “Такое расширение производят до той по­ры, чтобы вышедшие из последней рамки пчелы еще успели застать половину главного взятка, яснее выражаясь — недели за три до начала главного медосбора…”. И далее: “Таким об­разом, магазины могут быть поставлены на ульи, сплошь заполненные рамками, и также на те, в которых 7—8 рамок. В последнем случае и в магазин ставится 7—8 полурамок”. Установка магазинов обыкновенно предупреждает роевое настроение. (III е) Нежелательные натуральные рои выдерживают до вечера в ройнице; в материнском же тем временем тщательно уничтожаются маточники, ему дается магазин, а детка, если рой средней величины, отбирается наполовину; при очень большом рое ее оставляется одна-две рамки. В так подготов­ленный материнский улей вечером впускается обратно его рой, причем матка в клеточку не запирается. С отобранной червой М.А. Дернов советует поступить следующим образом: если имеются на пасеке слабые семьи, то черва передается им, если таких семей нет, то деткой наполняются пустые ульи, ко­торые ставятся под налет сильных семей. Этот прием, т. е. возвращение роя материнскому улью, не­которым пчеловодам не нравится, т. к., по их мнению, от это­го у пчел теряется роевая энергия, и они становятся малодея­тельными. Итак, выставленную весной пасеку в тот же день подме­тают и подкармливают сплошь. Затем соскабливают грязь, и даже прополис. Постепенно добавляют сушь и искусственную вощину. Случайно замеченные маточники уничто­жают. За 6 недель начинается подкормка жидким или сред­ним сиропом в зависимости от величины запаса. Семьи кормят до главного взятка, еще раз пересматривают рамки, уничтожают маточники и дают магазины один на другой. Случайные рои возвращают вечером материнским, у кото­рых оставляются только 3—4 рамки червы без маточников; остальная черва или передается слабышам или ставится под налет. Способ Вас. Сребрянского Сребрянский предлагает улучшить возвращение роев, практикуемое М. А. Дерновым. (III е, III в). По его мнению, рой, впущенный обратно в тот самый улей, из которого он вышел, чувствует себя неудовле­творенным в своем инстинктивном желании отделиться от старой семьи и образовать на другом месте новую семью, что составляет основную задачу всякого роения-размножения пчелиного рода, поэтому он сделал следующие изменения в методе М. А. Дернова. После того как рой-первак собран, он держится в ройнице до наступления вечера, а пока выбирается на пасеке семья, от­пустившая первак в тот же день, или 2—4 дня тому назад, у ко­торой молодая матка еще не вывелась. У нее отбирают всю черву, даже и ту, которая случайно оказалась бы в магазине, и заменяют ее рамками c искусственной вощиной, с сушью и пустыми. Черву передают слабым семьям. Оставшиеся в улье пчелы, полные сироты, конечно, тоскуют по матке и черве и вечером к ним можно будет пустить рой без всякой боязни за судьбу матки. Рой в этом новом, без червы, помещении счита­ет себя вполне удовлетворенным в своих желаниях строиться и заражает своей энергией пчел-хозяек. В. Сребрянский утвер­ждает, что он никогда не видал такой энергичной работы, как после применения этого приема. С червой, в тех случаях, ко­гда слабых ульев более нет, он поступает тоже иначе, чем М.А. Дернов. Вместо помещения червы в пустые ульи, кото­рые ставятся под налет, Сребрянский ставит ее в магазины тех семей, которые уже покончили с роением и успокоились, все­цело отдавшись работе. Работая с ульями Дадана, в которых надставочные ящики по высоте соответствуют только полурамкам, таких ящиков ставят два, один на другой, и получается магазин, могущий принять в себя и гнездовые рамки. Этот улей, таким образом, очутится в обстановке, которую мы встречаем далее у Юшко­ва: огромная сила, вследствие прибавки пчелы, выплодившейся из прибавленной червы, и все возрастающее количест­во свободных ячеек для складывания меда. Этот прием дал в 1910 году Сребрянскому от пасеки в 43 улья 7 новых семейств и 50 пуд. меда, что владелец по отно­шению к своей местности признал блестящей аттестацией своего метода. М. А. Дернов допускает, что в некоторых местностях, насильственное возвращение роя на старика действительно может вызвать апатию у пчел или выход роя вторично, но на собственной пасеке в течение многих лет он этого не заме­чал. В его примечании к статье Сребрянского имеется ценное указание на то, что вовсе нет необходимости найти семью от­роившуюся, но не имеющую еще молодой матки, тем более, что такой семьи на небольшой пасеке может в данное время и не оказаться. Он полагает, что к приему роя можно подгото­вить любую семью, отняв у нее матку и всю черву за несколь­ко часов до посадки вечером роя. Прием Сребрянского был встречен русскими пчеловода­ми, в особенности поборниками роевой свободы, весьма со­чувственно, а вскоре некоторые принялись и за дальнейшее улучшение его. К таким улучшениям, или только изменениям, приемов М. А. Дернова и В. Сребрянского можно отнести и следую­щий. Ф. Коряков, например, предлагает возвращать вышедшие рои материнским ульям, но делать это так, чтобы пчелы роя были удовлетворены в своем желании переменить местожи­тельство и само жилище (III е, III в). Поэтому г. Коряков, со­бравши рой в особую ройницу, ставит эту ройницу сейчас или часа два спустя, на место материнского улья; этот последний, предварительно подкурив, чтобы пчелы во время переноски не беспокоились, относит на новое место, по возможности чем-либо отмеченное (напр., кустом, деревом) и прикрывает дощечкой леток. (Роль дощечки известна: выходящие из летка пчелы, смущенные присутствием доски, не бросаются в поле, а, рея в воздухе, осматривают чуждый им предмет и невольно замечают новое место улья). Часть летных пчел, находящихся в перенесенном улье, так и останется в нем, а другая часть, вместе c теми, которые находились во время роения в поле, со­берется у своего прежнего места и присоединится к рою, сидя­щему в ройнице, причем то настроение, которое свойственно роевым пчелам, охватит и присоединившихся. Рой увеличива­ется при этом на ½ фунта от налетевших пчел. Через несколько часов в материнском улье останутся по преимуществу мирные нелетные пчелы, покрывающие соты c червой сравнительно редко. Теперь, почти не прибегая к ды­му, можно разобрать этот улей, уничтожить все маточники и составить рамки так, чтобы рой, когда он будет возвращен в улей, не мог бы догадаться, что он попал в свой собственный улей. Преобразование улья состоит в том, что рамки c червой ставят по краям, а рамки c медом и сушью, стоявшие раньше по бокам, теперь помещаются в середину против летка, а если в улье просторно, то добавляют в середину против летка рам­ку с начатками или искусственной вощиной. В этот материн­ский переустроенный улей и сажается рой c собравшимися к нему летными пчелами, причем матка остается на свободе. Дощечка еще некоторое время (1—2 дня остается у улья; он больше не роится, но с энергией роя начинает работать на мед. Если возвращенный рой очень силен, имеет матку, то да­же в тех случаях, когда маточники в материнском улье не бы­ли уничтожены пасечником, — пчелы сами принимаются за уничтожение их, стараясь скорее привести свои семейные дела в обычный трудовой порядок. Все-таки г. Коряков советует не полениться и удалить маточники. Он делал опыты c возвратом роя в материнский улей, пе­ренесенный на новое место, но не измененный, и выяснилось, что некоторая часть пчел слетает c материнского улья, долго вьется у прежнего пустого места, и, наконец, разлетается по соседним ульям, что, конечно, не составляет большого горя, т.к. сопутствующий обыкновенно роению взяток делает сосед­ние ульи гостеприимными. Роевня Корякова. Выше я упомянул (VIII), что рои собира­ются г. Коряковым в особые ройницы, т. к. если бы приме­нить обыкновенные, то после постановки их с пчелами на ме­сто материнского рой мог бы слететь и приходилось бы при этом его караулить или время от времени спрыскивать водой. Ройница, следовательно, должна быть устроена так: а) чтобы пчелы в ней не задыхались; б) не могли бы из нее улететь и в) к рою могли бы присоединиться и летные пчелы. После некото­рых опытов г. Коряков остановился на ящиках из фанеры c за­движной крышкой (служивших для укупорки чая). В ящиках прорезываются два больших отверстия, которые забиваются проволочной сеткой (не окрашенной или окрашенной в белый цвет) с наружной стороны; в сетки вставляются круглые или двойные удалители Портера; на стенке с сеткой, обращенной к лету пчел, вверху, где клубом уселся рой, и внизу, где был ле­ток улья, помещается еще по одному удалителю, окрашенно­му в черный цвет; этот цвет заставляет пчел принять удали­тель за отверстие. Было бы лучше, если бы эти два последние удалители не принадлежали к типу Портера, а были бы простыми пластинчатыми удалителями, в них пчелы проходят го­раздо легче. В такую ройницу рой собирается так: выдвигают крышку и, нагнув привой над ящиком, стряхивают в середину его рой; затем крышка задвигается, но так, чтобы осталось от­верстие вершка в два; в это отверстие входят не попавшие сра­зу в ройницу пчелы, для чего ройница должна быть поставле­на или привешена на некоторое время поближе к тому месту, где рой осел. Когда все пчелы соберутся, крышка задвигается окончательно, и запертый рой относят на место материнского улья. Лично добавлю, что при нужде, вероятно, любой ящик или улей, со сделанным у летка включателем, поставленный на место материнского так, чтобы был на прежнем месте леток, может заменить ройницу Корякова. Может быть, можно бу­дет обойтись даже и обыкновенной ройницей, если у матки обрезано крыло, и она при выходе роя сажается в клеточку (см. способ Рута при свободном роении). Далее г. Евдокимов применял прием В. Сребрянского (III е, III в), используя для этого втораки с молодыми матками. Впущенные вечером в отроившиеся чужие для них семьи, они наутро становились хозяевами положения, и роевая горячка сразу заменялась усиленной трудовой энергией. Не дурен и способ, не раз испытанный моим сыном. Когда рой собран в ройницу (или он сам собрался в ройницу к поло­женной в нее пешей матке в клеточке), ее ставят на место отроившегося улья, отсунув последний на полшага вправо. Вы­нимая из этого улья рамку за рамкой, пчелу стряхивают перед ройницей, уничтожают маточники и рамку ставят обратно в улей. Работа идет быстро, и вскоре все пчелосемьи, как быв­шие в поле, так и оставшиеся в улье, присоединяются к рою и приобретают роевых пчел. Через некоторое время улей c го­лой червой ставится обратно на свое место и перед его летком высыпается огромный рой из ройницы. Результатом бывает энергичная работа пчел, полная роевой энергии и отсутствие всяких попыток к дальнейшему роению. Этот способ есть уп­рощенный вариант метода г. Корякова. Итак, улучшения в способах возвращения роя будут за­ключаться в следующем. По Сребрянскому рой вечером сажается в другой, недав­но отроившийся или безматочный улей, у которого отнята вся черва. Последняя ставится в магазины семей, закончивших роение. По Евдокимову: поступают также с втораками. По Корякову: материнский улей относится на новое ме­сто, леток заменяется дощечкой, через три часа середина гнез­да заполняется сушью и начатками; маточники уничтожают­ся. Рой, как только собран в особую ройницу, помещается на место, которое было занято материнским ульем, и к нему при­соединяется пчела из материнского улья. Вечером рой впуска­ется в материнский улей, находящийся на новом месте. В Боярке. (III в). В ройницу, в которую собран рой, иногда немедленно стряхивают всех пчел, оставшихся на рамках ма­теринского улья, причем уничтожаются и маточники. Роевые пчелы передают свое настроение и роевую энергию добавлен­ным пчелам, и вся семья пускается обратно в свой улей. Отмечу, что возвращение роя материнскому улью не впол­не возмещает убыток, вызванный роением, так как предшест­вующее ему роевое настроение уменьшает кладку яиц и сдерживает работу пчел. Примечания, к улью Дадана. Я позволю себе еще раз вернуться к самому улью (Vl) Дадана-Блатта, как наиболее у нас распространенному. На лесистом севере пчелиные семьи достигают большего развития и там, по отзывам, ульем Дада­на были более довольны, чем на степном юге, где ветры и дальние полеты губят массу пчел.

Страница 10 из 20««6789101112131415»»

Комментарии

  1. Борис Гаврилович : 26 ноября 2016 г. в 21:11

    Мёд люблю и пчёл уважаю. Но, так сложилось, что не пасечник.

    Имею в своей библиотеке эту книгу в подлиннике.

    • Людмила : 27 марта 2017 г. в 16:15

      Вы могли бы продать книгу мне?Буду очень благодарна 

Оставить комментарий

Кликните для смены кода
Адрес Вашей электронной почты опубликован не будет.
Обязательные поля отмечены звездочкой (*).