Дополнительные сведения. Методы Германии. Методы Прейса и Кунтша считаются в Германии одними из лучших, и на них, как на наиболее типичных между рациональными ме­тодами, я остановился более подробно. Имена Геретунча, Дате и др. не более известны в Герма­нии, чем имена Эмиля Прейса и Кунтша, и когда они встреча­ются в печати, то часто с добавкой “наш славный учитель”, “наш великий мастер”, “наш новый мессия пчеловодства Кунтш”. Благодаря таким людям, Германия по обширности пчеловодной литературы и интенсивности способов ведения пчел занимает, без сомнения, первое место, и только скуд­ность ее пчелиных пастбищ, сравнительно с пастбищами Се­вероамериканских Штатов и многих мест России и Украины, дает возможность этим последним странам по количеству ме­да, добываемого с каждого улья превзойти ее. У нас из учебника в учебник перекочевывает утверждение, что немецкие павильоны менее удобны, чем русско-американ­ский способ расстановки ульев на 2—5 аршинном расстоянии друг от друга. Так как это утверждение исходит от лиц, не ис­пробовавших павильонную систему, то оно не имеет особой ценности. Во всяком случае, в том и другом способе имеются и достоинства и недостатки. Мне известны в России 4 немца-колониста, продавших свои пасеки на родине и купивших здесь ульи системы Левиц­кого и Дадана и после многолетней работы в них перешедших все-таки обратно на павильоны. С одним из них (Як. Браун, Таврический губ.) я теперь в переписке. Он десять лет имел ульи Дадана и перед войной выписал из Германии ульи для павильонов. Это доказывает, что многие тысячи наших соотечествен­ников, находящихся в условиях, при которых невозможно иметь пасеку, расставленную широко, могли бы их иметь в ви­де павильонов, преимущество которых заключается в следую­щем: 1. Возможность сосредоточить на каких-нибудь 2—3-х кв. саженях значительное количество ульев. 2. Полная сохранность от разрушающего влияния по­годы. 3. Возможность работать и в дождь, и в безвзяточное время, что очень важно для лиц, которые могут уделить па­секе только определенные часы дня и недели. 4. Ненужность ходьбы от улья к улью со всеми принад­лежностями. 5. Ненужность погреба, и, следовательно, переноски в него и выставки из него пасеки. 6. Удобство одним взглядом окинуть работу пчел у всех летков ульев. 7. Возможность поворотом одного ключа сделать пасе­ку недоступной для ночных посетителей. Все эти преимущества неоспоримы, а многие из них при известных условиях (например, 1, 3, 7) делают пчеловодство возможным только в павильонах. Если немцы и швейцарцы продолжают держаться павильонов, то это не потому, что не знают лучшего способа, или, как утверждает Райковский, из-за патриотизма не изменяют и поддерживают Джерзона (та­кая сентиментальность не в духе немецкого промышленника), а потому, что они считают павильон наиболее для себя подхо­дящим. А то, что многие, иногда пожилые, люди работают в одиночку с пасекой в 100, а иногда в 200 ульев, доказывает, что павильонный улей, открывающийся сзади, для привычно­го человека достаточно удобен. Такое количество ульев счи­тается и у нас максимумом, с которым может справиться один пчеловод. Распространяющийся теперь у нас улей Лангстрота-Рута (“американский”) легко приспособить к германским методам Прейса и Кунтша. Вместо отпирания дверки, при наличии верхнего этажа, приходится последний снимать, что облегча­ется прибитыми, по примеру Миллера, впереди и сзади улья планками для рук. ГРУППА В Методы противуроевые в двухсемейных или в двухматочных ульях Между причинами, побуждающими пчеловодов прибегать к двухсемейным ульям, обыкновенно и тяжелым, и неудоб­ным, при некоторых работах (из одной семьи в другую передается раздражение, роевое настроение, болезни, напады и пр.), можно указать две: стоимость постройки таких ульев, при раскладке ее на две семьи, обходится значительно дешев­ле двух ульев одиночных, даже и в том случае, если вдобавок к двухсемейному улью необходимо будет иметь улеек для нук­леуса или для кочевки. 2-я причина вытекает из того, что по­коление пчел, поступающее на зимовку, не предназначено для работы на цветах будущего лета, работать будет новое поко­ление, а зимующие обязаны только воспитать их. Поэтому численность пчел этих семей не должна быть особенно велика. Весной, когда семьи еще невелики и в двухсемейном улье раз­делены друг от друга тонкой перегородкой, они прекрасно обогревают друг друга и этим способствуют быстрому нарас­танию силы. Такое же взаимное обогревание, при зимовке на дворе, дает экономию на зимнем корме. Таким образом, двухсемейность, с одной стороны, дает возможность использовать ранние взятки (например, сады), которые остались бы несоб­ранными при одиночных ульях, входящих в силу несколько позже. С другой стороны, при более поздних взятках, появля­ется возможность оставлять на зиму семьи небольшие, даже нуклеусы, если соседом его будет семья нормальная; это тоже дает экономию и на зимнем корме, и при осенней спекулятив­ной подкормке. При позднем взятке нечего будет бояться, что улей чересчур обессилен для благополучной зимовки, что часто случается при переменчивости погоды или при дальнем лете. Некоторые из входящих в эту группу методов можно было бы перенести и во второй отдел, так как согласно им, при на­чале взятка от одной из семей двухсемейного улья берется рой или нуклеус. После этого остаток этой семьи присоединяется к соседней нетронутой, чтобы образовать одну колоссальную рабочую силу и затем, по окончании взятка, снова распасться на две зимующие семьи. Все же я предпочитаю и эти методы (Радомского, Старобогатова и Баталова) присоединить к типичному методу Вель­са, так как при применении их на естественное роение смотрят враждебно и, если не удается его предупредить, то ликвидиру­ют его как можно скорее, возвращая рой обратно. Конечно, об использовании роевой энергии (как в группе А), здесь не может быть и речи. Ею не интересуются. Метод Вельса Метод Вельса открыт был случайно. В нескольких пнях за перегородкой из проволочной сетки помещались на зиму за­пасные матки. Одна же запасная матка, которая весной не бы­ла использована для безматков, благодаря теплоте от соседа быстро развилась в хорошую семью, и, таким образом, полу­чился двухсемейный (двухматочный) улей, пчелы которого, имея одинаковый запах, спокойно работали в общем, постав­ленном сверх гнезда магазине, причем между магазином и гнездами была положена горизонтально ганемановская ре­шетка. Эта решетка устраняла возможность перехода маток в магазин, а, следовательно, и встречу их друг с дружкой. Бла­годаря тому (IV 6), что в пне сразу червили две матки, сила его быстро созрела, и во время главного взятка сбор этого пня по­разил Вельса своими размерами. В то время как пни с одной маткой дали только по 41 ф. меда, пни с двумя матками дали по 158 ф. Этот результат побудил Вельса всю свою небольшую пасеку перевести в ульи, могущие вмещать по 10 рамок в каж­дой половинке и, путем ряда опытов, выработать метод пчеловождения в них. Впоследствии этот метод стал известен и в России. Улей. (VI). В окончательном виде улей Вельса представля­ет собой ящик, разделенный тонкой сосновой перегородкой в 9 мм толщины на две равных части. Чтобы перегородка не ко­робилась, она обита по сторонам жестью, а для прохода сквозь нее воздуха в ней прожжены дырочки на расстоянии 12 мм друг от друга, сквозь которые не могут пройти пчелы. Донья в обоих отделениях отъемные и во время зимовки опус­каются впереди на 3 дюйма, причем щель между ними и стен­кой улья закладывается дощечкой, в которой вырезан леток. Весной же, после первой весенней ревизии, дно приподнима­ется и, приняв горизонтальное положение, отстоит от рамок на 10 мм. В каждую половинку улья входит 10 английских нормальных рамок (203 × 343 мм), но если улей был меньшего размера, то на гнездовое отделение ставится второй этаж или полуэтаж, который, как и нижний этаж, разделяется перегород­кой и предоставляется в распоряжение маток. Это менее удобно, но дает возможность применить метод Вельса и тем пасечни­кам, ульи которых не могут вместить подряд 20 английских рамок. Метод. Каждая семья (V д) зимует приблизительно на 7-ми рамках, причем пустые места возле боковых стенок улья отго­раживают вставной доской и заполняют плохо проводящим теплоту материалом.1 1 Дело происходит в Англии, где климат мягче и зимовка в омшанике применяется очень редко. Такой же материал кладется и сверху гнезда. Это утепление остается до полного развития семьи, т. е. когда каждое гнездо будет наполнено 10-ю рамками, доста­точно густо покрытыми червой и пчелой, и явится возмож­ность положить на гнездо решетку и поверх ее поставить ма­газин. Но по многим причинам удобно иметь не одну общую для обеих семей решетку, а две половинного размера, а равно и лучше, если магазинный ящик будет состоять из двух одина­ковых ящиков, соединяющихся над перегородкой гнезд и имеющих здесь выемку для прохода пчел из одного ящика в другой, расположенных рядом. При таком устройстве гнездо каждой матки можно осматривать, не трогая гнезда другой (IV д), а весной оставить на оба гнезда только одну надставку, помещая ее так, чтобы середина ее приходилась как раз над перегородкой, разделяющей гнезда. Таким образом, пчелам будет в надставке теплее и они скорее туда перейдут. Можно даже и этот одиночный ящик не вполне заполнить рамками, а, поставив их по 5—6 штук, остальное место заполнить утеп­ляющим материалом. Само собой разумеется, что незахваченные надставкой половинки ганемановских решеток должны быть закрыты и весь улей утеплен. Вельс (II а) для усиления расплода, прибавляя в гнезда рамки, следит за тем, чтобы они имели в себе мед и были бы перед вставкой их в улей согреты до температуры улья, и чтобы магазин ставился только тогда, когда пчел в гнездах будет достаточно для покрытия его. Но­вые магазины он ставит непосредственно на решетку под ма­газины, поставленные раньше. Роение. Неприятной стороной этого метода является рое­ние, в котором участвуют обыкновенно обе матки. Вельс (III в) советует выловить возможно скорее из роя (лучше всего еще во время выхода его) одну из маток и запереть ее на время в клеточку вместе c несколькими пчелами.2 2 Имея в течение нескольких лет ульи Вельса, я пришел к убеждению, что лучше всего обрезать маткам одно крыло и иметь перед ульями свободные от травы площадки. Тогда матку, упавшую во время ройки на землю, легко найти. Крылышко должно быть обрезано меньше чем на половину, тогда матка немного подскакивает и обращает на себя внимание. Затем снимают с обоих отделений улья надставки, относят их в сторону и за­крывают их так, чтобы находящиеся в них пчелы не могли вылетать (III ж). Далее приступают к осмотру гнезд в обоих отделениях и выбирают черву для образования нуклеусов. Выведшиеся в них матки осенью пойдут на замену устарев­ших. В каждый из нуклеусов помещают вместе c пчелами рам­ку c одним маточником (остальные уничтожают), а по сторо­нам ее — рамку c червой и рамку c медом. К переселенным пчелам прибавляют еще пчел, стряхивая их c рамок, остаю­щихся в ульях. Устроенные таким образом нуклеусы утепля­ются, и c зарешеченными на время летками, относятся на предназначенные им места. Далее приступают к приведению в порядок отроившегося улья. Оставшуюся в его отделениях черву, после уничтожения всех маточников, ставят по обеим сторонам дырчатой перегородки, а рядом е червой остальное место занимают сушью и искусственной вощиной. Затем оба отделения накрываются ганемановскими решетками и на них ставятся прежние магазины. Теперь остается в одно из отделений улья, все равно в ка­кое, впустить находящуюся в клетке матку и на время запереть леток в этом отделении. Опустивши дно в соседнем отделении, впустить в него рой со свободной маткой. Затем дно припод­нимают, соседний леток открывают, и улей продолжает рабо­тать, как бы он не роился. Меду он дает все-таки немножко меньше, а потому предупреждение, по-возможности, роения расширением гнезд является желательным. Этот метод, в общем, довольно хлопотлив и применим на па­секах небольших, но в тех местах, где доход должен получиться от раннего взятка и где быстро нужно весной заготовить боль­шую силу, там он, несомненно, дает хорошие результаты. Велье после применения его начал получать центробежный мед с фруктовых деревьев, о чем раньше и не мечтал. Итак, зимой семьи разделены тонкой дырчатой перегород­кой, утеплены и c боков и сверху. Весной прибавляются согре­тые и имеющие мед рамки, утепление продолжается. Когда пчел будет достаточно для заселения магазина, то каждая се­мья накрывается решеткой, поверх которой ставится сначала один магазин над перегородкой; затем прибавляется рядом другой, соединяющийся е первым. Далее под первыми магази­нами ставятся новые и т. д. Если выйдут рои, то из одной час­ти червы и пчелы устраиваются нуклеусы для получения мо­лодых маток. Затем вместо взятых рамок вставляют сушь, уничтожают маточники и приводят все в порядок. В одно из отделений впускают одну из роившихся маток, в другое — другую со всеми пчелами. Дополнительные сведения. Вельс предлагает только один способ заселения своего улья — это перемещение двух одиноч­ных ульев, заранее сдвинутых друг к другу. Но, конечно, можно поступить и иначе, например, в каждую половинку поместить по натуральному или искусственному рою, или заселить сна­чала одну половину, а затем от нее отвести рой и поместить его в другой половине. Во всяком случае, до установления в них червы лучше пользоваться сплошной перегородкой, кото­рую затем уже заменить дырчатой. Рекомендуемую некоторы­ми руководствами (Яницким) замену деревянной перегородки проволочной сеткой, или даже ганемановской решеткой, нельзя одобрить. Сам Вельс отказался от них, так как разде­ленные металлическими перегородками пчелы зимой не обра­зуют общего клуба, а сидят отдельно. Об этом писали мне и два русских пчеловода. В русской литературе попадаются указания и на то, что мож­но метод Вельса применять и к одиночным ульям, например, Да­дана, сдвинув их вплотную друг к другу и дав им общий магазин. Но полагаю, что такой прием применим только в виде опыта, причем практика мне указала, что результаты получаются не лучше, чем в том случае, когда “даданы” работают самостоятель­но, и я убежден, что только c ульями Зубарева, Радомского, Чай­кина метод Вельса окупится и не будет чересчур хлопотливым. Отмечу, что рамки от только что упомянутых ульев значи­тельно больше английских, а потому в гнездовых отделениях их придется ставить не по десять, а меньше. Затруднен будет переход пчел в магазин и тем, что рамки эти выше. Некоторые называют улей Вельса двухсемейным, что, ко­нечно, не составляет ошибки, но ввиду того, что обе семьи ра­ботают и роятся всегда совместно, лучше называть его двухматочным, в отличие от других, действительно двухсемейных (например, Старобогатого, Радомского). В русской литературе сообщалось, что метод Вельса в Англии распространения не получил, и сам Вельс пчеловодст­во оставил, но это еще не может служить доказательством не­правильности его идей. Метод Радомского Э. В. Радомский в 1912 году опубликовал свой метод пче­ловождения, на котором он окончательно остановился после десятилетних опытов. Этот метод представляет собой комбинацию метода Юшкова, присоединяющего к одному зимовав­шему улью черву другого улья, и метода Чайкина, переставляющего черву от матки из гнездового отделения в магазин, отделенный от гнезда ганемановской решеткой. Этот метод заинтересовал многих пчеловодов, и в ответ на их запросы Э. В. Радомский в журналах изложил недосказан­ные им в первый раз подробности своего способа пчеловожде­ния. Пользуясь этим материалом и перепиской c Э. В., поста­раюсь здесь изложить его. Ульи (IV), употребляемые Э. В. Радомским очень велики и вмещают в себя, кроме перегородки и двух вставных досок, 28 рамок, наружный размер которых немного меньше общеизвестной рамки Лайянса, а именно: в вышину 377 мм, а в шири­ну 276 мм. Дно отъемное и благодаря петлям может быть опущено книзу и снова притянуто к улью посредством крючка. Так как осенью, зимой и весной в улье живут две семьи, в нем имеется одна вынимающаяся, когда нужно, перегородка и два летка, оба c передней стороны улья, размером снаружи 270 × 25 мм, а внутри 270 × 20 мм. Размер этих ульев можно увеличить еще, помещая над рамками магазины, для которых под крышей имеется достаточно места; это место на зиму занимается по­душкой или матом (VI). К инвентарю пасеки принадлежат еще летние ульи, вмещающие в себя 16 таких же рамок. Эти летние ульи в тех случаях, когда желательно хотя бы часть пасеки перевезти под взяток в более или менее отдален­ное место, заменяются ульями кочевыми, вмещающими толь­ко 8 рамок и приспособленными, как и летние, для помещения вверху (в удачные годы) магазинов. Теперь перечислю цикл работ, производимых на пасеке Э.В. Радомским. Зимовка, хотя бы и на дворе (I а), протекает обыкновенно благополучно, т. к. в двухсемейном улье пчелы обоих семейств составляют возле перегородки как бы один общий клуб и согревают друг друга. Весенняя подчистка (I а) производится тоже очень легко: между колышками, на которых стоит улей, ставится сковоро­да или согнутый жестяной лист, затем отстегивается крючок, притягивающий к улью дно, и, когда оно опустится, сметает­ся сор сразу из двух семей, при помощи линейки или гусиного крыла — это составляет первую работу. Вторая работа производится, когда на дворе достаточно потеплеет: она имеет целью устранить в семьях неблагополу­чие: безматочность, маломедность и т. д. (V г). Все семьи с негодными матками (напр., с трутневы­ми), как равно и без матки, присоединяются к своим соседям, для чего следует вечерком подкурить как безматочную, так и благополучную семью и приподнять, а через день и совеем удалить перегородку. Можно также перегородку на одни сут­ки заменить рамой с натянутой густой сеткой и, когда обе семьи примут одинаковый запах, удалить раму. В последнее время, как мне сообщил Э.В., он сразу выни­мает перегородку, подкуривает пчел и стряхивает часть каж­дой семьи на пол. Семьи, почему-либо ослабевшие зимой и занимающие две-три рамки, остаются на положении благополучных, т.к., благодаря теплоте, развиваемой соседней семьей, они быстро поправляются и выравниваются е остальными. Дальнейшая работа состоит в постепенном добавлении, смотря по успеш­ности развития семей, новых рамок с искусственной вощиной, в подкормке, в борьбе с излишним трутневым расплодом и пр. (IV 6). Когда каждая из двух семей занимает места уже 14 рамок, и приблизилось время главного взятка (около 20 июня), Э. В. Радомский приступает к переселению одной из семей, отвозимой затем под какой-нибудь отдаленный взяток (III i). Переселение в кочевой улей производится так: от одной из семей двухсемейного улья под вечер выбирают 8 рамок, заполненных сушью и только отчасти червою, переставляют в кочевой улей и туда же стряхивают е остальных рамок всех пчел той же семьи вместе е маткой. Кочевой улей зарешечива­ется и готов к перевозке. Оставшиеся в прежнем улье рамки, по преимуществу c чер­вой, присоединяют к соседней семье, причем перегородка за­меняется ганемановской решеткой. Если подвозить пасеку не к чему, то вместе кочевого улья, как уже было сказано, применяется улей летний, в него пере­селяются пчелы и переставляют рамки так же, как и в кочевой, но так как он становится рядом с зимовалым, то в нем остает­ся одна молодая нелетная пчела, летная же возвращается на старое место. Если у переселенных пчел матка стара, то она устраняется; обезматоченная семья разделяется перегородкой на две части, и обе половинки получают по зрелому (из числа заранее заготовленных) маточнику (III ж). Одна из маток пой­дет на зиму, а другая будет служить до поры до времени за­пасной, но обе половины улья, во всяком случае, скопят значи­тельное количество меду, так как червление у них во время главного взятка было прекращено. Эти переселенные пчелы в особом уходе не нуждаются: вверху у них имеются надставки для складывания меда, да и гнездовые рамки, пока новые мат­ки начнут червить дадут достаточно места для него. Выход роя из них был бы явлением исключительным. Гораздо большего труда требуют семьи, оставшиеся в уль­ях двухсемейных. Тотчас после переселения одной из семей в кочевой или летний улей, двухсемейные ульи устраивают сле­дующим образом: перегородку заменяют ганемановской ре­шеткой и по одну сторону ее помещают рамки е некрытой чер­вой и сидящей на ней маткой, а затем ближе к боковой стенке улья ставят рамки три c искусственной вощиной; это будет гнездовое отделение; по другую же сторону решетки, уст­раивают магазин, для чего возле этой решетки ставятся все остальные, а равно и оставшиеся от прежней бывшей здесь семьи. Рамки c червой, за ними рамки c медом, и наконец, подальше от решетки и ближе к другой боковой стенке — рамки c сушью. Хотя матка теперь будет иметь достаточный простор для червления, роение, вследствие значительной силы семьи, весь­ма возможно, и, чтобы предупредить его, приходится ежене­дельно, во всяком случае, не реже, как через двенадцать дней, производить следующую работу (III в): осмотревши гнездо, в нем отыскивают рамку, на которой находится матка, ее на­крывают колпачком. Устранив таким образом опасность за­хватить нечаянно матку, выбирают рамки с крытой червой вместе с сидящими на ней пчелами и вместо них в гнездо вставляют рамки с искусственной вощиной и частично рамки, побывавшие только что на центрифуге, затем выпустивши матку в гнездовое отделение, гнездо приводят в порядок и обращаются к магазину. Отсюда надо убрать рамки, наполнен­ные медом, которые относятся к центрифуге. Взамен их встав­ляют рамки с крытой червой, вынутые из гнезда. Их можно поместить возле ганемановской решетки, где они будут отде­лены от гнезда и матки только этой решеткой. Но в этом случае, утверждает Э. В. Радомский, пчелы иногда начинают готовиться к роению. Во избежание этого Э. В. Радомский советует переставляемые рамки с червой по­мещать в конце магазина за рамками с сушью. Там они будут освобождаться от червы и заполняться медом. Если повторять эту перестановку еженедельно, то бояться роения совершенно излишне; если же промежутки между перестановками увели­чить до 12 дней, то роение возможно, хотя будет случаться очень редко. В хорошие полетки и при невозможности применять часто центрифугу даже 28-рамочные ульи переполняются медом. Ес­ли это будет замечено, поверх рамок ставится магазин, могу­щий вместить в себя меду пуда два. Семьи в летних ульях, в случае оплодотворения в них обе­их маток, отдают одну для замены какой-либо устаревшей матки, а затем осенью переселяют обратно на свое место в двухсемейный улей, в котором к тому времени будут убраны все рамки из магазина и ганемановская решетка снова замене­на сплошной перегородкой. Летние и кочевые ульи заполня­ются запасной сушью и относятся в сарай или под навес, во из­бежание порчи их от непогоды. Э. В. Радомский полагает, что для зимовки достаточно ос­тавлять 6—7 рамок с 30 или 40 фунтами меда. Исключение со­ставляют только ульи кочевые. Они не имеют вставных досок, а потому, в случае оставления их на зимовку, даже и при сла­бой семье, получают полный комплект рамок (числом 8). Ко­нечно, такие ульи могут зимовать только в погребе. Как пример значительного повышения доходности при применении изложенного метода, Э. В. Радомский приводит следующие цифры: в 1908 году у одного пчеловода в г. Житомире от 45 семей получилась 8 пудов меда, а у Э. В. Радомско­го в том же городе от 32 семей — 45 пудов. Итак, при наступлении взятка, в кочевой 8-рамочный улей с надставкой, или в летний 16-рамочный переставляют сушь и часть червы одной из семей и стряхивают туда же все ее население. Если улей кочевой, его сейчас же зарешечивают и отво­зят на взяток. Если улей летний, остающийся на пасеке, то летная пчела слетает, и в летнем улье остается матка и молодые пчелы. Обыкновенно матку в летнем улье вскоре устраняют, а се­мью разделяют перегородкой, чтобы получить лишнюю сви­щевую матку, про запас. В зимовавшем улье перегородку за­меняют решеткой, разделяя его на гнездо и магазин, и через каждые 7—12 дней переставляют черву от матки в магазин, ставя ее от решетки подальше. Метод В. Старобогатова В. Старобогатов в прежние годы, работая в 16-рамочном улье Дадана-Блатта, перегороженном пополам вынимающейся решеткой, отделял матку у запасного летка, а летной пчеле, собиравшейся в большом отделении улья, давал маточник для вывода молодой матки и пустые вощины для складываемого никуда не расходуемого меда (второй способ Ващенко), но мысль о том, что вновь оплодотворенная матка может ока­заться хуже прошлогодней, заставляла его откладывать соеди­нение семей до осени, когда выяснится, какую из двух маток следует предпочесть для зимовки. Таким образом, в зимовку поступала огромная семья, лучше сказать две, незадолго до зимовки соединенные вместе. В. Старобогатов утверждает, что такие семьи, занимая от 12 до 15 рамок, прекрасно зиму­ют, и в мае будущего года можно будет их снова разделить на две части, как и в прошлом году.1   1 Весьма возможно, что в Таврической губернии с ее короткой зимой В. Старобогатову это вполне удавалось, у нас же под Киевом и далее к северу чересчур большие семьи, пробыв 6 месяцев в заключение, выходят из омшаника менее благополучными, чем семьи средние, а особенно это относится к семьям, сделанным неестественно большими тем или иным воздействием человека. Я в этом много раз убеждался. Если семья усилена задолго до начала зимовки, то она обыкновенно к моменту наступления ее становится уже нормальной, так как лишняя пчела быстро исчезает. Я нашел подтверждение моим наблюдениям и в немецкой литературе. Переведу несколько строк одного талантливого корифея. Прейс говорит: “Я заметил, что осенью у пчел изгоняются не только трутни, но затем и часть рабочих пчел. Я знаю, это заявление вызовет покачивание голов, но вполне уверен в правдивости этого, так как имею явные доказательства”. Далее он приводит доказательства, которые добыты при помощи ульев с верандами-летками, закрываемыми сетками, и некоторые другие наблюдения. В случае гибели молодой матки при спаривании, осиротевшей семье передавали старую матку из бокового отделения вместе с печатной червой. Из оставшейся же в боковом отделении не­печатной червы пчелы выводили себе, взамен только что от­нятой старой матки, матку свищевую молодую. Метод. В последние годы В. Старобогатов предпочитает зимовку обеих маток в семьях, разделенных диафрагмой (IV 6) и соединяет эти семьи только на следующий год перед взятком (15 мая) c тем, чтобы по окончании взятка (15 июля) их опять разделить. Перед взятком устраняются более плохая матка и перего­родка, и двухсемейный улей обращается в односемейный, со­держащий в себе 17 рамок Дадана-Блатта. В соответствии со взятком добавляется одна или две надставки с полурамками. Чтобы иметь возможность по окончании взятка улей снова обратить на зиму в 2-семейный, В. Старобогатов одновремен­но с устранением одной из маток вынимает из улья две рамки с червой и пчелой (III ж) для образования нуклеуса, в котором будет воспитана матка для замены устраненной. На место вынутых для нуклеуса рамок и перегородки вставляются три рамки c искусственной вощиной. Сами же нуклеусы помеща­ются в обыкновенные ульи, разгороженные перегородками на 4 отделения. Этот способ обновления маток В. Старобогатов считает гораздо удобнее, чем отделение от семьи более значи­тельной части пчел для вывода матки, и образование их поч­ти не истощает семью, от которой они берутся. Замечу от себя, передачу нуклеусу маточника роевого или свищевого, но, во всяком случае, воспитанного в нормальной семье (еще лучше в племенной), безусловно, следует предпо­честь предоставлению нуклеусу вывести себе собственную матку, так как в неестественно маленьких семейках матки часто получаются не вполне доброкачественные, что не раз отме­чалось в литературе. По окончании взятка матки в нуклеусах не только оплодо­творились (V 6), но и обнаружили, до некоторой степени, свои достоинства, и теперь двухсемейный улей снова разделяется перегородкой, причем у прежнего летка остается матка и рам­ки с некрытой червой, а у бывшего запертого летка, теперь от­крытого, ставятся рамки с крытой червой (в каждом отделе­нии по 8 штук). Летная пчела вернется немедленно к матке, а оставшаяся на крытой черве молодая пчела охотно примет ве­чером матку из нуклеуса. В середине августа придется подкор­мить те семьи, у которых меду недостаточно; впоследствии утеплить сверху ульи (задиафрагменного пространства нет), и все работы на пасеке кончены. Итак, при начале взятка в двухсемейном улье уничтожает­ся одна из маток, и две ее рамки с червой и пчелами идут на образование нуклеуса, которых помещается в количестве 4 шт. в одном разгороженном тремя перегородками улье. За­тем вынимается перегородка, и вместо нее и двух вынутых ра­мок даются три рамки искусственной вощины, сверху две надставки c 32 полурамками (конечно, по мере надобности), и леток в безматочном отделении закрывается. По окончании взятка перегородка вставляется снова; бывший закрытым ле­ток отворяется, и у него собирают рамки c пчелиной червой. Вечером, оставшимся здесь молодым пчелам дают сеголетнюю матку из нуклеуса и пополняют недостающие запасы. Дополнительные сведения. Интересно отметить способ (III в), посредством которого В. Старобогатов борется с рое­нием в тех немногих ульях, которые, несмотря на имеющиеся у них 17 рамок и 34 полурамки в 2-х надставках, все-таки во время главного взятка задумают роиться. Чтобы избежать не­обходимости еженедельно перебирать рамки всей пасеки, он побуждает пчел закладывать маточники только на нижних ребрах сотов, для чего сближает соты на 33 мм между средни­ми их стенками. Достаточно приподнять край улья, выдви­нуть дно (оно выдвижное) и, подкурив, взглянуть на соты, чтобы заметить маточники1. 1 Улей с 2-мя надставками для подобной операции будет, кажется, тяжел. Если они будут замечены, то дно улья переворачивается нижней стороной вверх. На этой сто­роне над дном находится ганемановская решетка, и пчелы, а, следовательно, и рой, могут пройти к летку, только сквозь ре­шетку. Таким образом, матка роящегося улья будет задержана, рой вернется, и маточники будут уничтожены. Лично я думаю, что расстояние в 33 мм между средними стенками сотов является для пчел неприятным стеснением и помехой для вентиляции улья. Ведь и 35 мм, которые у нас в ульях являются обычными, не нормальны, а приняты в угоду пчеловоду, желающему, по возможности, стеснить для пчел постройку трутневых сотов.2   2 32 мм допускаются, напр., Бертраном, как крайность (32—38 мм); но измерения Цесельского, сделанные в колодах и дуплах, указывают, что пчелы более предпочитают 39 мм.   Не менее стеснительно для пчел проходить всей семьей че­рез ганемановскую решетку, которой обыкновенно отделяет­ся только магазин или гнездо. Несомненно, и то, что в роящем­ся улье, из которого выход загорожен ганемановской решет­кой, бывают часто уничтожены не маточники, а плодная мат­ка (ее убивают или пчелы, или старшая из вышедших моло­дых маток), и тогда, если пасечник не отнимает вскоре решет­ки, молодая матка лишается возможности оплодотвориться. Не имеющие выхода трутни, своей суетой, несомненно, тоже тревожат пчел. Поэтому прав Буткевич, утверждая, что в этих случаях лучше дать пчелам отроиться, и рой поместить за перегородкой. Если некому стеречь, то, по моему мнению, следовало бы прибегнуть к приему Милера: отсадить матку с частью пчел за перегородку на пустые вощины, через 9 дней уничтожить маточники в материнских ульях и семьи опять со­единить. А. Г. Колодзейчик и С. Баталов применяют несколько из­мененный метод Старобогатова. Я скажу несколько слов по поводу их хозяйств. Хозяйство А. Г. Колодзейчика Один из волынских пчеловодов, А.Г. Колодзейчик, после не вполне удовлетворивших его опытов с методом Чайкина, воспользовался имеющимися у него большими ульями Чайки­на и, сделав некоторые изменения в них, допустил зимовать в каждом из них по две семьи. Получилось и удешевление стои­мости улья на семью, и сокращение работы, и, наконец, эконо­мия на корме. Если при односемейности улья съедалось от осени до нача­ла взятка один пуд меду, то две семьи, зимуя рядом, съедали, по его словам, всего 1,5 пуда, т. е. каждая на 25% меньше. А. Колодзейчик отказался от ганемановской решетки (IV 6) и, соединяя при наступлении взятка семьи, рекомендует заменить зимнюю перегородку рамкой, навощенной сплошь искусствен­ной вощиной. Чтобы иметь возможность после окончания взятка сделать свой улей двухсемейным, он создает в 6-рамочном самостоятельном улейке из 2-х рамок червы, суши, меда и пчел, взятых от одной из семей с маткой, если она хороша (и, уничтожив ее, если она плоха), маленький рой и доводит этот искусственный роек до способной к зимовке самостоятельной семьи. Если бы в этот улеек входило меньше 6-и рамок, то при на­личии уже зимовавшей однажды матки семья роилась бы, или, вследствие тесноты, была бы малодеятельна. Осенью ее пере­мещают обратно к прежнему соседу. Г. Колодзейчик утвер­ждает, что доход на семью при методе Чайкина равнялся 2-м пудам, а тот же улей при 2-х семьях, ведомых согласно выше­упомянутому, дает четыре пуда, причем часто заполняется надставка c секциями. Далее (VIII) он отмечает, что при одном летке по методу Чайкина пчелы из улья в жару вылетают, и поэтому он сделал летки в обоих отделениях улья в особых втулках, и если эти втулки во время взятка вынуть, то получаются летки очень больших размеров. Не удовлетворяясь этим, он делает летки и на задней стенке улья, против 5-й рамки от бывшей перегород­ки вверх. Лично я убежден, что большие летки и даже несколько лет­ков в жару полезны, но в жару не могу мириться c открытием летков противоположных сторон улья. Это вызывает сквоз­няк, который в старину устраивался в магазинах ульев c целью заставить матку не заходить в него. Вспомним наблюдения Берлепша о печальном вымирании пасек на сквозняке. Веро­ятно, много бы услышали жалоб от пчел, если бы они могли говорить. Итак, в улье на 20 рамок Дадана-Блатга, перегороженном на две части, зимуют две семьи, которые обогревают взаимно друг друга, вследствие чего мед расходуется экономно. Перед взятком от одной семьи отделяют небольшой рой c маткой в 6-рамочный улей, а материнскую семью присоединяют к со­седней, причем перегородку заменяют рамкой, заполненной искусственной вощиной. В хорошее лето дают надставку, в жару вынимают втулки, в которых помещены летки. Осенью снова вставляется перегородка, и за ней помещается отведен­ный летом рой, если нужно, с обновленной маткой.1   1 У меня имеется несколько писем, где хозяйства Старобогатова, Колодзейчика применяются в следующем виде: зимуют две семьи, одна в большем, другая в меньшем улье. К главному взятку в большой улей передают из меньшего улья черву c сидящей на ней пчелой. Малый улей, следовательно, превращается в слабыша, который по окончании взятка подсиливается медом и червой из сильного улья до способности зимовать как самостоятельная семья. Насколько мне показал 2-летний опыт, искусственно составленные из 2-х нормальных семей семьи-великаны не дают больше меда, чем дадут в сумме две отдельно стоящие нормальные сильные семьи. Но два года — срок короткий для окончательного решения вопроса. Хозяйство С. Баталова Он высоко ценит семьи-богатыри, в особенности в местах c коротким взятком. Чтобы получить эти семьи, даже и при неблагоприятных веснах, пользуются теплыми ульями на 16—20 рамок Дадана с боковой дверкой с левой стороны и тремя летками: одним в правом углу в 1,5 вершка, другим — на 4 вершка от первого, в 3 вершка, и третьим — на половине высоты корпуса, параллельно первому, в 3 вершка. На зиму в улье помещаются две семьи. Первая небольшая, на двух рам­ках у маленького летка, вторая на 6—8 рамках, причем семьи, как у Вельса, разделяются диктовой дырчатой перегородкой. Ранней весной сокращают гнездо большей семьи до 4-х ра­мок,1 сильно утепляют и немедленно начинают подкармли­вать, причем правую, у которой кормушка вделана в дно, кормят через дырочку в стенке улья, а большую — при помощи кормушки, поставленной на дне. Позднее начинают обеим семьям прибавлять искусственную вощину. Благодаря под­кормке и большой теплоте, семьи быстро растут. 1 Этот прием рассмотрен в методе Блинова. За три-четыре недели до главного (IV 6, IV a) взятка 2 одна матка отводится в рой, а другая помещается у глухой стенки на 2-х рамках c напрыском, потом ставятся рамки c яичками и более молодой червой, а всю зрелую детву помещают ближе к дверке (очевидно, рамки c медом заменяют ганемановскую ре­шетку и ограничивают червление). Такие семьи-богатыри да­ют, как говорит г. Баталов, от 2 до 5-ти пудов меда, да рой еще около пуда. 2 Если взяток ожидается более продолжительный, то лучше всего за 5—10 дней. На зиму рои кассируются, но лучшие матки подсаживают­ся на 2-х рамках3 в вышеописанные ульи. 3 Семейки на 2-х рамках у меня зимовали заметно хуже, чем на 3-х рамках, которые образуют не одну, а две междусотовые улочки. Итак, в улье на 18—20 рамок Дадана-Блатта имеется два летка у дна и один на половине высоты корпуса. В левой бо­ковой стенке имеется дверка. У правой стены зимует на 2-х рамках запасная семья и рядом c ней, за перегородкой, нор­мальная семья. Весной гнездо нормальной семьи уменьшают вставной доской до 4-х рамок, и семьи немедленно подкарм­ливают, постепенно увеличивая число рамок у каждой. Перед взятком отделяют искусственный рой c одной маткой, а дру­гую матку помещают у правой стенки на 2-х рамках с напры­ском, отделяют ее 1—2 рамками, залитыми медом, и далее ставят черву, и чем старше она, тем ближе к левой стенке с дверками. Осенью рой кассируют, и в виде 2-х рамок c маткой помещают между правой и нормальной семьей. ГРУППА Г Методы борьбы с роением посредством очень вместительных ульев В ней можно объединить те противороевые методы, при которых пчеловод, избегая всяких насилий над пчелами, вме­сте c тем стремится устранить все те условия, при которых у пчел возникает желание роиться; причем сам пчеловод смот­рит на роение, как на эмигрирование, как на естественное же­лание живых существ избавиться от неблагоприятных усло­вий в родном улье и в родной местности. Обыкновенно, по мнению пчеловодов этой группы, эти неблагоприятные условия на родине возникают только тогда, когда в улье ста­нет тесно и душно от новых приплодов пчел, или дальней­шая работа в улье станет невозможной в силу того, что он весь заполнен постройками и запасами, — устранить эти ус­ловия и есть задача пчеловода. Последователи этих взглядов, конечно, не могут отрицать, что роение в своем основе представляет собой вид размноже­ния пчелиного рода и что это стремление как потребность вложена природой во все организмы животного и раститель­ного царства, но они утверждают, что без внешних воздейст­вий, напр., тесноты улья, эта потребность у пчел остается в скрытом виде и не проявляется, а со временем, путем естест­венного подбора, может совсем исчезнуть. Как на пример та­кого естественного подбора, указывается на слабое роение на­ших северных пчелиных пород. Без сомнения, они являются там пришельцами с юга и на прежней своей теплой родине роились так же усердно, как теперешние кавказские пчелы, без­наказанно отпускающие рой за роем и, по заявлению проф. Кожевникова, Бутлерова и др. авторитетов, закладывающие от 60 до 100 и больше маточников. Такую ройливость у колони­стов севера природа наказывает смертью, посредством голо­да, и последствием этого, в связи с наследственностью, явля­ется сильное ослабление инстинкта роения, и теперь только 20—25% семей на севере дают рои, а в плохой полеток роев и совсем нет. То, что на севере сделала природа, в других местах сдела­но человеком путем настойчивого искусственного подбора. Дадан, Миллер, Лайянс, Докучаев и др. утверждают, что, про­изводя на своих пасеках такой подбор и пользуясь большими ульями, они добились того, что отход натурального роя у них представляет редкость. Недостатком этих методов является тяжесть, малоподвиж­ность и дороговизна ульев, а главное, трудность весной преду­предить уход тепла из гнезда в задиафрагменное в это время еще большое пространство. Приходится применять утепление и плотно прижимающиеся к стенке вставные доски, или на­полнять весь улей сотами, которые делят все помещение на малоподвижные слои воздуха. Метод Лайянса. Улей Лайянса (VI) представляет собой ящик, в котором помещается более 20-ти рамок, высотой 410 мм (9,25 верш.), длиной 330 мм (7/16 верш.) по Бертрану снаружи; два летка находятся внизу по углам передней сторо­ны улья; занос холодный; таким образом, этот улей принадле­жит к типу горизонтальных лежаков. Оригинальный улей Лайянса имеет отъемное дно, выступ которого служит прилет­ной досточкой; несмыкающиеся рамки, поверх которых мож­но поместить ряд секций (хотя добыча секционного меда не входит в задачу Лайянса). Передняя и задняя стенки оббиты снаружи соломенными матами, что, по мнению Лайянса, на­столько же утепляют улей, как и двойные стенки. Убеждения Лайянса, легшие в основу его метода, не лише­ны интереса; так, например, Лайянс считает (III з) бесполезной вставную доску, которую, по его мнению, может заменить любая застроенная рамка.1 1 Напомним, что Лайянс работает в климате Южной Франции, где весна и осень теплы, и пчелы зимуют на воздухе почти в таком же положении, в каком проводят лето. Далее он считает бесполезным заме­нять устаревших маток, так как это хлопотливо, и об этом за­ботится сама природа; наконец, он считает (II в) кормление на черву вредным, так как оно вызывает перегрузку семьи чер­вой, что опасно при возвратившемся холоде и убыточно, если ожидаемый взяток окажется плохим; допускается только рас­печатывание сотов c медом (один кв. дециметр в неделю), ко­торого в улье должны быть всегда значительные запасы. Постройка (III б) 3—5 новых сотов, по мнению Лайянса, поощряет трудолюбие пчел и не уменьшает медосбора. Метод Лайянса очень прост. Не раньше 9-го дня, после первого весеннего облета (I б), т.е. когда в благополучном улье уже наверняка можно найти крытую черву и по ней судить о достоинстве матки, производят первую ревизию и оказывают ту или другую помощь неблагополучным семьям, причем предпочитается присоединение их к другим. Благополучный же пень устраивается так: один из летков остается закрытым до начала лета, а возле другого помещается семья. Рамки ее, начиная c боковой стенки, возле которой находится леток, размещаются в следующем порядке (II а): 2 рамки c сушью и начатками до конца улья. Желательно, чтобы мед помещался наверху рамок c сушью и тем в большем количестве, чем даль­ше помещена рамка от гнезда и летка. После расстановки ра­мок в указанном порядке, улей закрывается, и очень часто случается, что пасечник возвратится на пчельник только осе­нью, чтобы получить свой доход медом и приготовить ульи к зимовке. Бегая за медом вглубь улья, пчелы в течение лета охотно застраивают данные им пустые рамки и, поддерживая чистоту в улье, защищают вощины от мотылицы. Черва, как известно, сосредоточивается у летка, где больше воздуха, и там же держится матка, поэтому постройка трутневых сотов в глубине улья не страшна. Соты эти не будут заполняться яич­ками, а исключительно медом. Эта удаленная от летка часть улья, свободная от червы, удобна для центрифуженья, но сам Лайянс предпочитает отбирать весь лишний мед сразу осе­нью. Пасека перезимовывает (V д) на месте летней стоянки, при­чем поверх рамок кладется соломенная мата или подушка, а по сторонам клуба пчел лишние, вполне застроенные рамки, кото­рые, как уже было сказано, заменяют вставные доски и в мяг­ком климате Франции достаточно защищают пчел от холода. Такой способ ведения пчел, по мнению Лайянса, наиболее соответствует природе их, весьма доходен и требует наимень­шей затраты труда. Вероятно, поэтому во Франции самые ульи Лайянса называются “экономическими”. Роение. В таких просторных ульях роев бывает мало и на них обыкновенно не обращают внимания. Комплект же пасеки поддерживается искусственным роением, причем и в этом случае применяется самый простой способ (III и): всех пчел какой-либо семьи стряхивают в новый, наполненный рамками улей, а черву этой семьи и запасы ставят на место какой-нибудь другой семьи, которая получает новое место. Летная пчела этой последней семьи, перелетев на старое ме­сто, заложит на данной ей черве свищевые маточники, из которых один оставляется, а другие на 8—10-й день уничто­жаются, чем предупреждается выход втораков. Рекомендует­ся Лайянсом и следующий способ: в пустой улей переставля­ется половина рамок какой-нибудь сильной семьи, причем обращается внимание на то, чтобы мед и черва разделились приблизительно поровну и в каждый улей попало хоть не­много пчелиных яичек. Затем один из этих ульев перестав­ляется на место другой сильной семьи, которая относится в сторону. Чтобы узнать, в какой улей попала матка из разде­ленной семьи, нужно только понаблюдать за летом пчел: тот улей, где пчелы тревожатся, бегая по передней стенке, очевидно, матки не имеет и, если не получит таковую или маточник, то вынужден будет вывести себе свищевую матку. Итак, улей вмещает более 20-и рамок, имеет отъемное дно, обитые соломой переднюю и заднюю стенки, два летка внизу по углам передней стенки; пчелы зимуют у одного из летков, имея сверху подушку, а c боков вместо вставной доски по 2 рамки c сушью. Ревизия производится не ранее 9 дней после облета и тогда же все пустое место улья заполняется рамками c сушью, c искусственной вощиной и просто пустыми. В неко­торых рамках должен быть мед и тем больше, чем дальше стоит рамка от гнезда. Вместо подкормки на черву производится распечатывание меда. Натуральные рои редки, и пасека пополняется роением ис­кусственным. Метод Лайянса, благодаря своей простоте, нашел себе применение на многих наших пасеках, хотя часто с изменения­ми и под другими названиями. Встречающееся у нас выражение “вести пасеку, а lа Лай­янс” означает, что на пасеку затрачивается мало времени и что она предоставлена по преимуществу своим собственным силам. Дополнительные сведения. Воспользуюсь этим методом, чтобы по поводу некоторых частностей его, встречающихся в других методах, высказать те и другие соображения. 1) Отсутствие (V 6) вставных досок в больших ульях, по-моему, допустимо только на юге России; если сама вощина, задерживая воздух в своих ячейках, и является таким же пло­хим проводником тепла, как дерево, то ведь е боков и снизу рамок имеются проходы в 7—10 мм, да и сама вощина прикре­пляется к планке рамки, в особенности ближайшей к передней стороне улья, c большими проходами. Правда, и вокруг встав­ной доски есть щели, но они невелики. Ведь никто не будет от­рицать разницы между открытием зимой в комнате форточки и целого окна. Вставные доски могут быть излишни в малень­ких ульях, как, напр., Лангстрота, Кука, где почти не имеет­ся задиафрагменного пространства, но и там они полезны, т. к. облегчают вынимание первой рамки. Г. Блинов, напр., пользуется для согревания и доской, и рамками c сушью, ста­вя последние у наружной стороны доски. Бертран в Швейца­рии, в климате более холодном, пробовал обойтись без вставных досок, но убедившись, что крайние соты плесневе­ют, вернулся к доскам. У нас же многие рекомендуют двойные доски, пространство между которыми набито мхом, опилками и т.п., этот материал несколько выпирает соединяющий дос­ки холст и устраняет всякие щели между доской и стенкой улья. Хороши и маты, сшитые в станке (так наз. “соломенные доски”, туго входящие в улей). 2) Чтобы выяснить, действительно ли может обитый со­ломой тонкостенный улей заменить при зимовке на дворе двустенный, в зиму 1913—1914годав Боярской школе пчеловодства был произведен следующий опыт: 3 улья системы Ващенко, немного схожей c системой Лайянса, несколько раз вносились в комнату и обратно ставились на мороз. В каждом помещении был жестяной бак c водой, вмещавшей 37,5 куб. дециметра воды, c отпущенными в них через отверстия в крыш­ках термометрами. Ульи, как и на дворе, так и в комнате, ста­вились на матрацы и покрывались такими же матрацами, а у боковых стен, по сторонам бака, была набита солома. Благо­даря этому, нагревание и остывание воды происходило, главным образом, через переднюю и заднюю стенки улья. Повторенные опыта довольно согласно указали, что улей, сделанный из досок в 27 мм и обитый соломой в 55 мм тол­щины, наиболее защищает воду от внешних изменений тем­пературы и вода в течение первых 12 часов после изменения внешней температуры, поглощает или отдает по 5,78 боль­ших калорий тепла в чае; улей из досок в 27 мм толщины без обивки при таких же изменениях —10,5 б. калорий; улей же c двойными в середине пустыми (пустота в 45 мм) стенками, из досок внутри в 22 мм толщины, а снаружи в 15 мм —8,9 б. ка­лорий; при набивке же пустого пространства сеном он стано­вится почти так же тепл, как и 1-й, обитый соломой. 3) Предоставление (III з) пчелам самим заменять устарев­ших маток сопровождается тремя неудобствами: а) устарев­шие матки часто погибают, когда не бывает трутней для опло­дотворения их приемщиц; б) в теплое время при смене маток обыкновенно выходят певчие перваки, которые пропадают, если не обращая, по примеру Лайянса, внимания на рои, не стеречь их; в) состарившаяся матка, как все устаревшие жи­вотные, рожает детей не вполне здоровых и сильных. 4) Общепринятое когда-то мнение о необходимости под­кормки на черву (II в), в последнее время все более тускнеет. Еще Бертран советовал в течение нескольких лет подкармли­вать только половину пасеки, и после того, как выяснится, на­сколько в данной местности подкормка полезна, приступить к подкормке всей пасеки, но и, то только в том случае, если она обладает теплыми ульями. А. С. Буткевич подкармливал свою пасеку много лет в полной уверенности, что это выгодно, но и сделанный им опыт выяснил, что это была ошибка, и ульи, которые он подкармливал, затрачивая труд и мед, отблагода­рили его ничтожной прибавкой медосбора. Решение вопроса зависит от наличия или отсутствия весенних медоносов, кли­мата и т. п. По поводу замены спекулятивной подкормки распечаты­ванием меда проф. Кук советует такой распечатанный мед пе­реставлять в середину гнезда; тогда, кроме употребления меда пчелами в пищу, одновременно возникает и переноска его, а это, в свою очередь, возбуждает кладку в полученной пчелами и согретой ими вощине. 5) Первый, рекомендуемый Лайянсом, способ роения (III и) (семья А стряхивается или выгоняется в пустой улей В и ее занос ставится под налет другого улья Б) не только распро­странен у нас в России, в особенности на пасеках с неразбор­ными ульями, но и рекомендуется многими руководствами. Поэтому позволю себе указать на один существенный недос­таток его. По исследованиям Шенфельда, личинки пчел получают весьма различный корм в зависи­мости от пола и возраста. Трудно предположить, чтобы одна и та же пчела-кормили­ца могла ежеминутно изменять состав даваемого ею личин­кам корма, и гораздо легче допустить, что вся рабочая моло­дежь улья подразделяется, вероятно, по возрасту на партии, причем каждая партия занята кормлением личинок опреде­ленного возраста и пола. Если мы теперь насильственно заселим наполненный раз­нообразной червой улей исключительно взрослыми пчелами, то почти наверняка можно сказать, что личинки получат не вполне соответствующий их потребностям корм, что, в свою очередь, неминуемо отразится на достоинствах нового поко­ления рабочих пчел и свищевых маток. Поэтому следует пред­почесть при перетряхивании пчел в пустой улей В или оста­вить в предоставляемом под налет улье Б одну или две рамки, c сидящими на них молодыми пчелами, или, стряхнув всех пчел в пустой улей и поставив черву на место другого сильно­го улья, обменять несколько рамок из принесенного улья (без пчелы) на рамки c молодой пчелой из улья Б, который усту­пает теперь свое место. Можно, наконец, устроив все, как со­ветует Лайянс, стряхнуть затем пчелу с нескольких рамок улья Б на черву улья А. В нем, т. е. в улье А, кроме того, при всех этих трех приемах, не будет так тихо и мертво, и прилетающие с поля пчелы сразу и смело войдут в него. Такие стряхнутые на черву пчелы в Боярке носят название “затравки”. Отнесенный на новое место улей Б лишается летней пчелы и нуждается в поении; чтобы избавиться от этой возни, его можно поставить на поллета с какой-нибудь другой семьей и самим ульем А, при­несенным с червой и получившим “затравку”. Отмечу, этот способ роения выгоден для начинающих па­сечников, когда они постепенно от неразборных ульев перехо­дят к разборным. Нужно только следить, чтобы рамочный улей, в который помещен перегон, своим летком как раз при­шелся бы на место, где был раньше леток неразборного улья, и чтобы он был накрыт крышей от бывшего на этом месте не­разборного улья. Тогда пчела не будет смущена происшед­шим переселением. Отмечу далее, что этот способ роения на пасеках е неразборными ульями есть один из немногих способов получения дохода без убиения пчел при одновременном обновлении вощин. Пчелы, налетевшие на подставленную им чужую черву, выводят свищевую матку, а пока заливают соты медом. Когда недели через три выведется молодая матка, то пополнение теряющихся на работе пчел временно прекратится и к концу взятка их останется так мало, что, отобрав от них мед, можно им дать разлететься по пасеке. При продолжитель­ном взятке можно отнять и выведенную ими свищевую матку. Второй способ (III и), рекомендованный Лайянсом, много раз применялся мной на пасеке в сельской школе, причем мне помогали 40 учеников, и все выполнялось по командам: “По­ставьте пустые ульи рядом c теми, которые помечены крести­ками”; “Откройте в обоих ульях крышки!”; “Сосчитайте число рамок c медом и червой”; “Половину тех и других переставьте в новый улей, закройте ульи и отойдите в сторону”. После обеда мы отмечали ноликами те ульи, которые об­наружили признаки безматочности, и только после того они переносились учениками на места других семейств. Я предпочитаю выяснить раньше, какие из ульев остались без матки, и только после этого их ставить под налет, т. к. слу­чалось наблюдать убиение матки налетевшими чужими пчела­ми. Если у меня имелись маточники или запасные матки, и я желал их раздать тем семьям, которые лишились матки и ста­вились под налет, то я ставил их сначала рядом е семьями, ко­торые должны будут уступить место принесенным безматкам и, выждав часа три, пока безматки лишатся старой летной пчелы, возвращающейся на прежнее место, давал оставшейся в улье молодой пчеле матку или маточник. Молодые пчелы, как известно, охотнее принимают такую помощь. Когда при­ем состоялся, улей передвигался на место соседа, отнесенного в сторону, и получал его летную пчелу. Если отнесенный улей поставить на пол-лета с каким-нибудь третьим сильным ульем, то мы произведем искусственное роение, почти не нарушая ес­тественного соотношения между червой и летной и нелетной пчелой, что так часто имеет место при других способах рое­ния. Так я отстраивал в полчаса пасеку в сто ульев, но, конеч­но, эта работа должна быть подготовлена, и ученики ознаком­лены е теоретической основой ее. Прививка маточников или уничтожение лишних, пополнение ульев рамками производятся одновременно учениками, каждый в том улье, который он переносил; причем перегону даются искусственные вощины, а безматку — сначала отстроенную сушь, а после оплодотворе­ния — рамки пустые или c искусственной вощиной. Оба (III и) предлагаемые Лайянсом способа роения для не­которых мест устарели. Роение вообще ослабляет рабочую си­лу ульев настолько, что стоимость роев не может покрыть ущерб в меде, а потому описанные способы можно продол­жать рекомендовать только для тех мест, где пчела по при­чине маленького раннего взятка приходит в силу задолго до главного взятка, тогда роение не повредит, так как и рои и материнские семьи успеют к взятку (недель через 5—6) снова достигнуть своей максимальной силы. Случается и так, что отдельные ульи на пасеке преждевременно настолько усили­лись, что их желательно ради предупреждения натурального роения несколько ослабить, причем в образовании одного роя могут участвовать 3—4 семьи скороспелки,1 отдавая рою по несколько рамок червы c пчелами или без них, или летную пчелу (часть или всю, постановка на пол-лета или под налет). 1 Подробнее о том же говорится в методе Прейса (раб. 6-я) Во всех же тех случаях, когда пасеку удалось привести в силу как раз к нужному моменту — началу главного взятка, подрывать работоспособность сильнейших, следовательно, и доходных семей, не следует даже и в том случае, если некото­рое увеличение пасеки желательно. Здесь можно рекомендо­вать роение постепенное (III и), при котором не от сильней­ших, а от слабейших малодоходных ульев пасеки отделяют нуклеусы и снабжают их маточниками от лучших племенных ульев. Эти нуклеусы, во избежание напада, образуются во вре­мя взятка или перед ним. По окончании же взятка их пополня­ют червой, пчелой и медом до способности зимовать. У сила­чей-медовиков теперь убраны магазины, и в них чувствуется ненужный теперь избыток силы, часто вылетающей наружу; этот избыток и представляет собой материал для превращения нуклеусов в 5—6 рамочные зимовики. Для образования нуклеусов имеются различные способы: Дадан от среднего улья (не силача-медовика) берет по рамке червы, меду и суши, вставляет в пустой улей, стряхивает на них немного пчелы, отгораживает вставными досками, заре­шечивает леток и вечером дает заготовленный заранее пле­менной маточник. Американец Зомердорф дробит сильную семью, у которой заранее была отнята матка и теперь уже заложены маточники. Он берет две рамки c пчелой и одним маточником и вставляет в пустой улей. С краю ставит сот с печатным медом, который, по его мнению, при этих условиях составляет для пчел самую приятную вставную доску, и леток, во избежание слета пчелы, на первые 3—5 дней затыкается. Можно, как Пратт, стряхнуть пчел с 4—5-ти рамок в рой­ницу с 5-ю рамками суши, с пергой и медом, но без червы, к вечеру дать сиротам плодную матку и отвезти целую партию таких ройниц версты за две и там сейчас же открыть летки. Через неделю их можно вернуть на пасеку, дать червы и посте­пенно довести до нужной для зимовки силы. Вместо суши можно дать искусственные вощины и рамку c пергой и медом. Можно и искусственную вощину заменить навощенными рам­ками; тогда дать их меньше и применить вставную доску. Пе­реноска и заселение такого ящика-ройницы упрощается, если к нему приделаны петли для рук, выдвижная крышка, а дно за­менено сеткой. Саму переноску можно заменить постановкой в темное прохладное место. Пратт утверждает, что успеш­ность этого способа роения объясняется большим сходством его с роением натуральным. Приведу еще менее известный способ Миллера (III ж). На­зовем один улей на пасеке племенным, от другой хорошей се­мьи отберем матку, образовав из нее нуклеус; обменяем племенную черву на черву безматка и через 8—10 дней из этой бывшей племенной червы, имеющей теперь маточники, сдела­ем нуклеусы, хотя бы по способу Зомерфорда. Взамен отнятой от безматка червы передадим этому безматку обратно его черву, побывавшую уже 8—10 дней в племенном улье, а племенной улей снова наполним червой, но уже сборной из ульев более слабых, т. е. немедовиков. Продолжая каждые 10 дней черву безматка обращать в нуклеусы, безматку для закладки маточ­ников передавать черву племенного, а племенному для засева черву более слабых ульев, мы можем запастись к концу взятка любым числом нуклеусов, которые в конце лета при помощи излишней теперь силы медовиков можно подготовить к зи­мовке. В местах, где практикуется роебойный метод, самый про­стой способ увеличить пасеку — заготовить в конце лета по­больше рамок с запечатанным до половины медом или сиро­пом; вставить их штук по 6 в пустые ульи и осенью всыпать в них пчел, приобретенных за гроши от назначенных к убою ду­плянок. Сын мой ежегодно приобретает таким образом две-три семьи, а в Германии это представляет целый промысел, и поставщики осенних живых пчел имеют для железных дорог особые диктовые ящики, забитые с одной стороны сеткой и c провешенными внутри мешочками, наполненными кормовой массой (тесто из 4—6 частей сах. пудры и 1 части подогретого меда).

Страница 9 из 20««567891011121314»»

Комментарии

  1. Борис Гаврилович : 26 ноября 2016 г. в 21:11

    Мёд люблю и пчёл уважаю. Но, так сложилось, что не пасечник.

    Имею в своей библиотеке эту книгу в подлиннике.

    • Людмила : 27 марта 2017 г. в 16:15

      Вы могли бы продать книгу мне?Буду очень благодарна 

Оставить комментарий

Кликните для смены кода
Адрес Вашей электронной почты опубликован не будет.
Обязательные поля отмечены звездочкой (*).