Метод Берлепша Берлепш, хозяйничавший тоже в местности, лишенной позд­него взятка (Тюрингии), ограничивал червление несколько иначе. (VI). Улей его напоминает собою улей славянский, но только небольшие рамки его размещены в три яруса, причем верхний ярус заполняется только летом и служит магазином. Метод (IVa). Во второй половине лета Берлепш из всех сильных ульев вынимал по рамке c червою, на которых сиде­ла матка, и переставлял ее в маленький улеек-ящик. Сюда до­бавлялись еще рамки две суши и рамка с медом, и затем стру­шивалось с гнездовых рамок (следовательно, молодые пчелы) около фунта пчел. Эти улейки отвозились версты за две, или же оставались на той же пасеке, но в последнем случае пчел с них струшивалось больше. Дней через 9—10 в материнских ульях уничтожались лишние маточники, а маленькому улейку добавлялись еще одна-две рамки. Иногда же работа в послед­нем шла так успешно, что требовалась пересадка его в обык­новенный нормальный улей. Как же поступает Берлепш осенью с получившимися у не­го в большом количестве улейками? Раньше всего осматрива­ются ульи, выводившие себе новых свищевых маток. Те (про­центов 10), которым это не удалось сделать, получают, взамен вынимаемых у них рамок c медом или сушью, вcю черву из од­ного или из двух улейков вместе c сидящими на ней пчелами (5—6 рамок) и старой маткой, временно запертой в клеточку. Остальные нуклеусы, соединяемые по несколько штук вместе и подкрепляемые рамками c медом или червой, обращаются в обыкновенные ульи, возмещающие неизбежные на пасеке зимние и весенние потери. Лучший способ роения после взят­ка, когда запасы меда выяснены. Итак, работы сводятся к следующему: по методу Цесельского — за 6 недель до взятка начать подкармливать и кор­мить 2—3 недели; за 10 дней до взятка у сильных семей и у семей средних, но готовившихся к роению, удалить матку. В остальных средних семьях отгородить ее решеткой на 3-х рамках, причем решетка упирается в середину летка. Слабые семьи соединить. От нескольких лучших семей отвести рои (10%) для замены семей, у которых молодые матки при обле­те погибнут. По методу Берлепша в середине лета матки c 4-мя рамка­ми меду, червы и суши и одним фунтом пчелы перемещаются в маленькие улейки. Через 8—10 дней выламываются лишние свищевые маточники и добавляются рамки нуклеусам, а осе­нью ульи, которые не обзавелись молодыми матками, получа­ют обратно своих прежних маток вместе c их семейками и за­пасами; оставшиеся нуклеусы соединяют в нормальные семьи. Дополнительные сведения к методам Берлепша и Цесель­ского. Мне хочется несколько лучше осветить вопрос, когда именно отнимают матку, и вопрос, всегда ли слабые семьи следует кассировать при наступлении взятка. А. Бутлеров и некоторые другие предлагают отнимать ма­ток c наступлением взятка и, притом, не иначе, как убедив­шись, что взяток недостаточно силен, чтобы в борьбе червы c медом мед одержал бы победу и сам ограничил бы червление. Наконец, третьи отнимают матку за три недели до окончания взятка. Очевидно, общее правило создать трудно и приходит­ся учитывать силу семьи, погоду, количество червы и пр., а главное, иметь в виду, чтобы молодая матка успела до осени начервить достаточную для зимовки силу. Многолетняя практика Берлепша доказала, что ульи, с которыми так поступили, сравнительно с ульями, у кото­рых матки были не отобраны, к осени имели на 10—15 фунтов меду больше и шли на зиму с вполне достаточным населением и притом, что чрезвычайно важно, с населением молодым, родив­шимся от молодой матки. Такие молодые матки, как известно, червят осенью гораздо деятельнее старых. Вот поэтому Бер­лепш еще в 1856 году отказался от совета Джерзона не уби­вать, а только запирать маток в клеточки, оставляя их на со­тах. Такие матки, промучившиеся в долгом заключении, по мнению Берлепша уже не годятся для позднего червле­ния, и улей, хотя и медный, идет на зиму c малосильной и ста­рой пчелой. Многие поддерживали Джерзона и в споре c Берлепшем указывали ему, что уничтожение матки влечет за собою кропотливую работу, заключающуюся в отыскивании и унич­тожении свищевых маточников. На это он справедливо возра­жал, что пчелы прекрасно понимают бесполезность для них матки, запертой в клеточке, и стремятся вывести себе другую, а потому возня c уничтожением маточников при запирании маток в клеточку не отпадает.1   1 Лично я очень часто наблюдал закладку свищевых маточников и при незапертой матке, а только отгороженной от своей червы ганемановской решеткой (например, при применении метода Левицкого, Симминса и др.), а несколько раз и при отсутствии ганемановской решетки на сотах с червою, поставленных вдалеке от гнезда; последнее случалось в тех семьях, которые были доведены до неестественно большой силы присоединением роев, других семейств или червы. Часть пчел такой семьи, удаленная от матки, очевидно, не чувствует ее присутствия в другом конце улья (III ж). Появление маточников нероевых в улье, где матка отгорожена на 2—3-х рамках, объясняют и тем, что пчелы, замечая убыль в черве, видят причину этого в порочности матки и приступают к естественной смене ее. Дюлитль убедился, что такие маточники очень щедро снабжаются кормом. Этим пчелы хотят, как бы возместить то, что личинка произошла от плохой матки. На этом и некоторые иностранные воспитатели маток основали свой метод воспитания маточников. Последние воспитываются на племенной черве, поставленной в отделение, куда, благодаря решетке, матка не имеет доступа. Но почему пчеловод, отгородив матку и уничтожив в течение 9 дней свищевые маточники, может не бояться в дальнейшем отхода роя? “А пото­му, — говорит Прейс, — что чем меньше становится гнездо, тем меньше и стремление к роению, и когда за решеткой останется всего две рамки с червой, то, по моим наблюдениям, роение невозможно”.   Настолько же несостоятельны, по мнению Берлепша, и указания на то, что 10—15 фунтов меда, скопленные во время отсутствия матки, будут уничтожены червою, выведенною осенью молодою маткою. “Этому, — говорит он, — противо­речит то, что я знаю. Без сомнения, августовская и сентябрь­ская черва истребляет немало меду, но издержанное количест­во никогда не переходит ту прибыль, которая получается через отбор матки, потому что теперь, когда нечего больше собирать, пчелы не тратят на выкармливание червы того времени, которое они могли бы употребить на сбор меда. Потребление меда червой далеко не единственная причина, по которой ульи, имеющие большой завод червы, собирают гораздо мень­ше меду, чем ульи, у которых матки отобраны, главная беда в том, что отчасти упускается время взятка”. Некоторые указывают, что после удаления маток ульи обза­водятся свищевыми и что такие матки хуже и не так долговеч­ны. Что они хуже, не доказано ни теоретически, ни практически. Мне известны пасеки весьма продуктивные и уже четверть века пользующиеся почти исключительно свищевыми матками. Дол­говечность же матки не нужна, т. к. они ежегодно сменяются. Добавлю еще, что Берлепш допускает отнимание маток в ульях сильных и средних. У более слабых же ульев ограниче­ние червления (с этим согласен и Цесельский) повлечет за со­бою полное обнищание пчелой, а потому доступно только в том случае, если эти ульи предназначаются для упразднения, или на их занос предполагается поселить пчел какого-либо другого улья (напр., неразборного, с устаревшим гнездом). Отмечу, что у нас на юге многие отнимают матку, как только будут заложены роевые маточники, или, когда матка, производя трутней, упорно отказывается от засеменения мисочек. В послед­нем случае получаются свищевые маточники, которые некото­рые пасечники, не доверяющие им, заменяют роевыми; пасека Руденко, благодаря такому устранению маток, давала больший доход, чем соседние. Противники смены однажды только зимовавших маток обык­новенно ссылаются на то, что на другое лето матка червит лучше, чем на первое. Это, конечно, верно, но верно и то, что от родившейся после взятка матки никто и не требует в эту же осень уси­ленного червления, когда же настанет следующая весна, то матка до самой своей смены перед взятком будет наиболее плодовита. Хозяйство К. И. Марковского, в основу которого положены методы Цесельского и Берлепша Из довольно толстой пачки сообщений c русских пасек, на ко­торых применяется устранение маток, я беру сообщение с пасеки К. И. Марковского (1915 г.), так как она велась сведущим челове­ком по вполне установившемуся и проверенному методу в тече­ние нескольких десятков лет. Состояла она из 120—150 ульев. Остановлюсь только на тех работах, которые менее обыч­ны. Так, например, когда пасека, после выставки ее из омшаника, приведена в порядок, т.е. устранены трутневые матки, устрое­ны гнезда и т. д., приступают к соединению слабых семейств, которых весною К. И. Марковский не терпит. Для этого у од­ной слабой семьи уничтожается матка, а через один-два дня рамки ее переносятся в ульи другой семьи и ставятся за встав­ную доску вплотную. Безматочные пчелы через щель под вставной доской переходят к семье c маткой; последняя почти никогда не подвергается нападению, а потому запирание ее в клеточку Марковский не практиковал (см. прим. в методе Ле­вицкого). Затем приступают к даче пчелам воды (I д): рамку, вы­нутую с края гнезда держат в несколько наклонном положении, наполняют водою из чайника с узким носиком и ставят обрат­но. Если червы уже много, или следующую дачу воды предпо­лагается произвести нескоро, то наполняют водою обе стороны рамки, но обыкновенно ограничиваются только одной. Такая дача воды продолжается недели две-три, а потом дают ее толь­ко тем, у которых зимние запасы меда частью засахарились.1   1 В. Ф. Ващенко засахарившийся мед распечатывает и поливает теплой водой. Что же касается дачи воды, избавляющей пчел от необходимости летать иногда в холодную погоду к водопою, то он заменяет ее дачей очень жидкой сыты и утверждает, что очень жидкая сыта не только не заставляет пчел “рыскать по пустым еще полям”, но, напротив, удерживает их от вылетов. Семьям же маломедным дают вместо воды сироп средней густоты, наливая его тоже в рамки. Так как пасека находилась в огромном лиственном лесу, то спекулятивная подкормка и дача муки не производится, пчелы пергу и нектар в достаточном количестве находили в природе, и пасечнику остается только расширять гнезда до­бавкою рамок е искусственной или готовой вощиной. Достой­но (II е) внимания и то, что вощина новая и старая совершен­но черная в глазах владельца имела одинаковую ценность для пчел, и последнюю ставили как в магазин, так и в гнездовое отделение. Владелец допускал, что, может быть, пчелы не­сколько и мельчали, но тридцатилетний опыт убедил его, что продуктивность и трудолюбие пчел оставались прежние. Примечание. Это, конечно, возможно, но необходимо от­метить, что пастором Вегандтом опубликованы исследования над старой вощиной, причем микроскоп показал, что в меде, выкаченном из нее, а рав­но и в воде, налитой на полчаса в старые вощины, содер­жится много грязи и остатков от испражнений личинок. Поч­тенный пастор на вопрос: “Годятся ли старые вощины?” — отвечает,— “Конечно, годятся, но только… на перетопку для получения воска. Впрочем, если необходимо ими пользоваться, то нужно налить в них минут на 30—40 тепловатой во­ды и затем выкачать. Это делает старые вощины более при­годными для меда и червления”. Но, добавлю я, вместо этой возни, проще добыть из них воск, который вернуть пчелам в виде вощины искусственной. Это будет доходнее в смысле производства воска и гораздо гигиеничнее, на что указыва­ет и доктор Ем.Цандер. Он требует ежегодного обновления половины всех построек, как это происходит в неразборных ульях. В начале июня (II и) отделяют искусственные рои для по­полнения комплекта пасеки (приблизительно 10—15% всей пасеки): в пустой улей переставляют из отроиваемого улья рамку с пчелами, червою и с сидящей на ней маткой, добавля­ют рамку с прошлогодним медом и водой и 5—6 рамок суши или искусственной вощины; затем в тот же улей струшивают всех пчел из материнского улья и получившийся таким образом рой относят на новое место. Летная пчела, конечно, вернется в материнский улей, и если в нем не были еще заложены рое­вые маточники, то пчелы заложат свищевые. Одновременно c этим делаются “отборки” (от 20 до 30%), т. е. рамку c маткой и пчелой переставляют в пустой улей на новом месте, добавляют три рамки суши, рамку с медом и во­дой, стряхивают с 3—4 рамок пчел и “отборок” готов. Эти отборки, соответствующие маленьким ульям-ящикам Берлепша, значительно слабее вышеупомянутый роев и пред­назначаются главным образом для подстилки впоследствии более слабых комплектных ульев или используются как запас­ные матки; 5—6 штук из них, достигших значительной силы, иногда оставляются на зиму. Остальные ульи (приблизительно 70%) остаются нетрону­тыми до середины июня, когда к ним применяется метод Це­сельского, т. е. вылавливаются и уничтожаются матки c целью устранить расход меда на черву и освободить пчел от домаш­них работ по выкормке и согреванию ее. Таким образом, (IV a) все зимовалые ульи будут лишены маток, причем 85—90% их с целью ограничить червление. Через неделю пчелы пойдут на липу, которая составляет главный взяток. Так как на всех ульях мелом обозначаются числа, указываю­щие, когда была устранена матка для роя, отобрана или просто удалена, то видно, когда материнский улей следует пересмотреть и уничтожить лишние маточники, а затем, на 12—15 день выслушать, не запела ли матка. Если случайно, вследствие не­досмотра, выйдет рой, то его возвращают обратно. Центрифуженье меда начинается через неделю после окончания цветения липы, т. к. к этому времени липовый мед окончательно созревает; в плохие годы в ульях оставляют по 2 рамки меду, чтобы предупредить голод до начала цветения гречихи. Пасека К. И. Марковского принадлежит к кочующим и состоит из ульев-лежаков на 15—20 рамок, (20-ти рамочным отдается предпочтение), по размерам, напоминающим рамку Долиновского, но смыкаются эти рамки не с 3-х сторон, а только вверху. Улей никаких отдушин для вентиляции во вре­мя перевозки не имеет; снаряжение же для перевозки состоит в том, что вынимают три-четыре задних рамки и освободивше­еся место закрывают горизонтально положенной рамой c сет­кой; в случае духоты пчелы во время перевозки собираются под этой сеткой. Для перевозки (III и) имеются три особых платформы, на каждой из которых помещаются по 21 улью без крыш, в три ряда по 7 штук, чтобы не съезжали, по сторонам платформы укрепляются латы со сквозными отверстиями, через которые пропускаются железные прутья с нарезками на концах для га­ек. В платформы впрягают по 2 пары волов. Отвозится пасека на гречихи за 35 верст, а если последнюю спалит “суховнем” (юго-восточный ветер на Украине), что иногда случается, то пчелы пользуются чабрецом, во множестве растущим на пасеках. Там же пасека еще раз центрифужится и в начале сен­тября возвращается домой, где окончательно приготовляется к зимовке, причем в улье оставляется 10—12 рамок. У читателя невольно возникает мысль, успеют ли безма­точные в июне семьи достаточно усилиться для сбора гречихи или чабреца. Покойный Марковский на этот вопрос отвечал следую­щее: “Липовый мед сравнительно е гречневым так дорог, что для сбора его в наибольшем количестве есть расчет пожертво­вать некоторым количеством меда позднего дешевого; если пчелы его соберут настолько, что могут на нем перезимовать, то я вполне удовлетворен”. Итак, Марковский весною недели 2—3 поит пчел водою. В начале июня отделяет искусственные рои и отборки, соответ­ствующие улейкам Берлепша; за неделю до липы уничтожает в остальных ульях маток (метод Цесельского); таким образом, 10—15% зимних ульев дают рои, а 85—90% превращаются в безматки. Втораки предупреждаются вылавливанием маточ­ников или возвращаются. В августе сбор c гречки. Дополнительные сведения. К. И. Марковский, знакомя меня со своим методом, подробно изложил работы дороевого периода. Так как мне (II з) не придется и в будущем рассмотреть обычные весенние работы в горизонтальных уль­ях, которые объединяются под названием “приведение пасеки в порядок”, то помещу это сообщение здесь, хотя бы вкратце, придав ей общий характер. Выставив пасеку или c вечера, или, если она небольшая, утром, когда выяснится, что погода способствует немедленно­му облету, пасечник “пропускает” пчел, т. е. отворяет летки, а у тех ульев, где пчелы бьются в леток, перед тем как отворить его, впускает клуб дыму, пчелы тогда вылетают не сразу, а по­степенно, замечая место. Безотлагательно на солнечном припеке, yо в месте, защи­щенном от холодного ветра, устраивается текучий водопой: на скамейке поставлен бочонок c дырочкой внизу, заложен­ной чопиком, но так, что вода капля за каплей вытекает на­верх наклонно поставленной доски и по ложбинке, вырезан­ной зигзагами и спускающейся вниз, течет на землю. В это время она нагревается солнцем и забирается пчелами, остава­ясь не зараженной их трупами, как это наблюдается у корыт со стоячей водой с камнями или поплавками (К. И. Марков­ский, как сказано выше, поит пчел в ульях). Тут же может быть помещена и мука, заменяющая пергу, для удобства пчел покрытая соломой или стружками. Во время облета мелом отмечаются те ульи, которые об­летываются очень хорошо, удовлетворительно и плохо. Неже­лающих облетываться побуждают к этому, открыв улей и впустив в него солнечный свет и тепло. Погибших относят об­ратно в омшаник. При конце облета начинается осмотр обле­тевших плохо. Их можно поделить на следующие категории. 1) Все в порядке, но большая осыпь обессилила семью; если рядом стоит тоже не особенно сильная семья, то их сближа­ют и впоследствии соединяют; в противном случае относят в погреб дней на десять и выставляют потом по два, по три ря­дом, чтобы соединить. Часть таких ульев остается в виде за­пасных маток, которые, если не будут использованы, то впо­следствии подсилятся червою из скороспелых силачей, чтоб предупредить в последних роение. Особенно приходится быть осторожным с ослабевшими от поноса. Если причина послед­него не ясна (не мыши, не кислый мед и т. п.), то испражнения таких пчел следовало бы рассмотреть в микроскоп (увел, в 300—400 раз), не имеем ли дело с ноземой, и если блестящие, напоминающие рис, споры ноземы обнаружатся, то ни о ка­ких соединениях не может быть и речи и ставится только во­прос, уничтожить ли семью или лечить. 2) К безматкам, если они сильны, присоединяют слабыша или в первый же вечер, или дней через 10, когда из погреба бу­дут вынесены те, которые предназначены к соединению. Пока уменьшается леток, а при первых признаках напада, улей уно­сится в омшаник. Слабые безматки или присоединяются к со­седним или относятся в омшаник, как и слабыши, и соединя­ются впоследствии. 3) Семьи с трутневыми матками (и с горбатой червой) немед­ленно обезматчиваются и с ними поступают, как с безматками. Само соединение производится перед сумерками. Одна из маток еще днем запирается на сутки в клеточку, а в другой се­мье, если она имеется, уничтожается. В начале сумерек обе се­мьи подкуриваются (можно их опрыскивать подсахаренной водой с мятными каплями) и рамки их с пчелой составляются в один улей, причем черва ставится вместе, лишняя сушь уносится. Можно применить и другие способы (см. Указатель). Пус­той улей уносится с пасеки, а к летку соединенных приставля­ется наклонная досточка, чтобы пчелы облетывались осмот­рительно. 4) Семей с трутовками весной бывает мало. Если заложены маточники, и, следовательно, пчелы недовольны трутовкой, то достаточно пчел струсить где-нибудь в углу пасеки, а их улей с пустыми сотами и запасной в клетке маткой поставить на прежнем месте. Вернувшиеся, как предполагают, без тру­товки пчелы принимают матку, которую дня через два можно выпустить. Если же пчелы привыкли к трутовке, то им дают в клеточке матку из какого-нибудь другого улья, и оба этих улья меняют местами. Теперь обезматоченному улью можно дать запасную матку, а через два дня обе матки выпустить. За­пасная будет окружена молодыми, привыкшими к матке, пче­лами, а пересаженная в улей с трутовкой — собственными лет­ными пчелами. Покончив с неблагополучными ульями, убирают закисший и засахарившийся мед для перетопки его. Засахарившийся мед можно, впрочем, распечатать, опустить на время в теплую воду и дать пчелам, но часть его все-таки, в виде кристаллов, будет выброшена на пол. Гнезда во всех ульях на пасеке суживаются и оставляются только те рамки, которые содержат необходи­мый мед и покрыты пчелой. Затем идет подкормка пасеки по нужде сиропом, медом или кормовой массой Шольца. Утепление ульев: подсилка червою слабышей из тех семей, у которых пчелы покрывают больше рамок, чем матка их мо­жет зачервить, и где, следовательно, часть пчел за отсутствием взятка праздна, а в будущем будет вызывать роевое настрое­ние. Далее, когда и крайние рамки у вставной доски густо по­кроются пчелой, то начинается расширение гнезд сушью, кото­рая ставится позади так называемых перговых рамок, т. е. тех, которые стоят рядом с крайней рамкой червы. С наступлением тепла начинается дача искусственной вощины, ее ставят поза­ди первой рамки, причем между искусственной вощиной и вставной доской помещается еще и рамка суши. Когда искус­ственная вощина будет отстроена, снова переносится через перговую рамку, становясь рядом с раньше перенесенной. Но если эта последняя плохо занята пчелами, то вновь отстроенную вощину уносят в запас или ставят позади рамки с искус­ственной вощиной и т. д. Далее начинается уход за пасекой по методу, соответст­вующему местности и условиям.

Страница 5 из 2012345678910»»

Комментарии

  1. Борис Гаврилович : 26 ноября 2016 г. в 21:11

    Мёд люблю и пчёл уважаю. Но, так сложилось, что не пасечник.

    Имею в своей библиотеке эту книгу в подлиннике.

    • Людмила : 27 марта 2017 г. в 16:15

      Вы могли бы продать книгу мне?Буду очень благодарна 

Оставить комментарий

Кликните для смены кода
Адрес Вашей электронной почты опубликован не будет.
Обязательные поля отмечены звездочкой (*).