Методы, основанные на устранении матки для пасек, не имеющих позднего летнего взятка Эти приемы были известны очень давно и Джерзон назы­вал их “бриллиантовыми”. В основу таких приемов положено убеждение, что хорошо червящая матка не всегда полезна в улье, так как огромная часть собираемого за лето пчелами ме­да уходит на выкормку червы. Насколько велико количество этого скармливаемого черве меда ясно, если обратить внима­ние на то, как быстро весной при начавшемся червлении исче­зают из улья остатки зимних запасов меда и что сильный улей, наполненный червою, в нелетный день теряет в весе около 2-х фунтов. Приведу по этому поводу мнения некоторых пчелово­дов. П. Корженевский, напр., говорит, что в годы, когда пасеки с неразборными ульями гибнут от го­лода, идут в зимовку с достаточным запасом только те ульи, которые во время единственного главного взятка по той или другой причине были лишены маток, и следовательно, мед ос­тался целиком в улье. На основании этого, при известных условиях, следует создавать искусственно безматочность улья. По мнению П. Корженевского, на черву меду, перги и воды в течение года тратится до 10 пудов, причем цифру эту он полу­чает путем нижеследующего рассуждения. Матка откладыва­ет в лето 200000 яичек, которые займут поочередно 50 сотов, на выкормку этой червы потребовалось бы около 6 пудов. “Цифру эту, однако, следует считать недостаточной. Пчелы кормят своих зародышей не сырыми продуктами, а вырабо­танным в их организме молочком-кашицею, вьщеляющимся в небольшой пропорции в соответствии е принятым вовнутрь медом. Кормление это продолжается пять суток. Молодая пчелка до выхода из ячейки пробивает щель в крышке ячейки и кормилицы опять подают ей корм, пока она окрепнет. Так как весь процесс развития пчелы после вылупления из яичка продолжается 17 суток, то на образование ее, следовательно, уходит, по крайней мере, двойное против объема ее тела количество сырых продуктов, а, следовательно, на выкормление червы от одной матки в течение сезона деятельности пчел рас­ходуется не менее 10 пудов меда, перги и воды”. Такой способ вычисления недостаточно научен. А. Ф. Андрияшев, утверждая, что в нашем климате матка кладет редко более 1500 яичек в сутки, этим уменьшает вдвое предполагае­мый П. Корженевским годовой выплод личинок в 200 000 пчел. Тогда на выкормку 100 000 личинок до момента запечатания их, придется пчелам израсходовать за сезон 24 фунта меда, причем этот расчет основан на знаменитых опытах Берлепша, выяснивших, что 1000 ли­чинок от рождения до момента их запечатания съедают 100 г меда, 50 г перги и 33 г воды. Эти циф­ры, конечно, в итоге дадут гораздо меньше 10 пудов, но нуж­но отметить, что тот же Цесельский далее высказывался сле­дующим образом: “Насколько выгодно ограничение червле­ния всякий может убедиться, выбрав два пня равной силы и ограничив в одном из них червление, а другой, предоставив самому себе и затем сравнив полученный от них доход. Нужно хорошо запомнить вытекающее прямо из опыта правило, что в сильных пнях лучше всего ограничивать червление путем совершенного устранения матки, в ульях средней силы не нужно удалять матку, но зато ей нужно отделить каким-либо спосо­бом несколько сотов, на которых она могла бы продолжать червление, лишь в ограниченной степени”. (Напомню, что это относится к местности с коротким и уже поздним взятком). Почти то же говорит Берлепш: “Пчелы не должны беспо­лезно выводить черву и вести ненужные восковые постройки. Это одно из важнейших правил всего пчеловодства. Много тысяч лишних центнеров меду добывалось бы в Германии, ес­ли бы все пчеловоды следовали этому правилу”. Лично я однажды, под влиянием прочитанных мною статей, якобы о неизбежно возникающем у пчел равнодушии к работе вследствие отгораживания матки на 2—3 сотах, просил в письме одного знакомого помочь мне проверить это парал­лельными опытами и получил в ответ следующее: “Опыты эти я делал и делаю и в гораздо большем числе, чем бы мне этого хотелось. Решетки у меня старые, покоробленные, между ни­ми и стенками улья часто образуются щели, через которые пролазит матка, и если я это замечу вовремя, то беда не вели­ка, и я, пересадив матку обратно на ее две рамки, заделываю щель. Но если прозеваю, и матка надолго завладеет рамками магазина (улей Левицкого), то я знаю, что мне нужно махнуть рукой на доход с этого улья”. Чтобы не утомлять читателя, я приведу еще лишь одну вы­писку из автора, авторитет которого для многих несомненен — из сочинения А. Бутлерова — отца нашего русского пчеловодства. Он говорит: “…так как и пчелиная детва съедает много меда, а те пчелы, которые выводятся к концу взятка, ничего уже не успевают приносить в этот год, то лишний вывод поздних пчел убавляет мед в ульях понапрасну. Поэтому если семья достаточно сильна, то во время главного взятка следует огра­ничить или прекратить червление, т. е. позаботиться о том, чтобы пчелиной лишней детвы в улье не разводилось…”. “…Запирание или отбор матки иногда бывает полезен и для роев-перваков со старыми матками. Если такой рой уже сде­лал достаточное гнездо и у него видно много детвы, но мало меда, а взяток стоит несильный, то запирание или отбор поможет тому, чтобы пчелы успели запасти для себя побольше меда…”. Если Берлепша, Цесельского, Левицкого и некоторых дру­гих причислить к одной группе пчеловодов, то ко второй группе придется причислить Андрияшева, Симминса, Ващен­ко, Чайкина и многих других. Последние утверждают, что всякое ограничение червления вредно отзывается на сборе ме­да, что пчела быстро тратится во время работы, и только по­стоянное пополнение семей вновь нарождающимися пчелами может спасти ульи от обессиления. Подробнее эти методы бу­дут изложены в соответствующих местах. Но вторая группа пчеловодства все-таки признает, что ульи должны быть чрезвычайно сильны, и путем различных приемов (кормлением на черву, соединением роев, применени­ем маток-помощниц (Метц), удержанием народившегося роя в материнском улье, противуроевыми мерами) добивается по­лучения колоссальных семей, значительно превосходящих численностью естественные семьи. Не будет ли это, в сущности, осуществление принципа Джерзона, Берлепша, Цесельского и Левицкого, выраженного в словах: следует иметь во время главного медосбора возможно большее количество рабочих пчел при наименьшем числе червящих маток. Ведь улей, ведо­мый по методу Метца (роесокращательные ульи или матки-по­мощницы), после того как перегородка вынута, по численно­сти пчел можно рассматривать как две семьи, из которых одна матку имеет, а другая при соединении семейств лишена ее. Таким образом, мы видим, что пчеловоды этих 2-х групп, столь ожесточенно спорящие меж собою относительно огра­ничения червления, на самом деле не так уж далеко разошлись в своих мнениях. Противники ограничения червления пользуются иногда летучими словечками: “ближе к природе!”, “назад к природе!”, и утверждают, что применение ганемановской решетки — прием жестокий, противоестественный, заставляющий уста­лых бедных пчел протискиваться сквозь щели решетки. Если решетка устроена хорошо, то всякий может убедиться, как легко через нее проходят пчелы. Некоторые пчеловоды их не вынимают даже в том случае, когда матка из семьи удалена, и решетка, следовательно, более не нужна, или, как в Америке, только ради получения уверенности, что на рамках, предна­значенных для центрифужения, матки не имеется. Противоес­тественность здесь тоже уж не так велика. Как часто во время главного взятка встречаешь пасеки, где в ульях червы вряд ли наберется по ладони, т.к. все занято напрыском и медом: в дуп­лах это встречается, вероятно, еще чаще. Только позднее, когда нектар будет сгущен и сложен в виде меда в соответственных местах, у матки открывается поле для нового червления. Здесь природа ограничивает его и идет навстречу интересам пчелово­да. И почему же последнему, в случаях, когда природа ему в своей помощи отказывает, не помочь себе самому решеткой. В иностранной литературе не раз встречались указания еще на одну выгоду применения решетки: ограничивая черв­ление, она содействует накоплению в улье перги, необходи­мой как для осенних, так и для весенних будущего года выплодов здоровой пчелы. Кунтш пишет, что в ульях, не имеющих запасов перги, выплаживаются к концу лета и рано весной пчелы, называемые им «недокормленные»; они годятся для домашних работ, но не для сбора и при начале взятка массами теряются и даже изго­няются другими пчелами. Такое изгнание сопутствуется воз­ней возле летка, напоминающей грабеж, запиранием веранд. Кунтш убедился, что это не напад, а изгнание негодных пчел и что это имеет место только в таких ульях, в которых перед тем матки не были заперты, а потому запасов перги в них не образовалось. Об этих фактах упоминает и Прейс. Рассмотрение этого вопроса не входит в задачу моей книги, но отмечу, что этот взгляд, подкре­пляющий пользу применения в известных случаях решетки, за границей, в местах без позднего взятка, все более расширяется. В Германии, напр., часто слышишь выражение ” решет­ка — это хороший взяток “. Предпосылая эти строчки и выдержки, я желал всесторон­не осветить вопрос, а теперь перейду к двум наиболее харак­терным методам, ограничивающим червление с целью не допустить израсходования меда на выкормку пчел, не могущих в этом году вследствие близости окончания взятка собирать мед и вместе с тем не могущих быть достаточно молодыми, чтобы благополучно перенести зимовку, причем методы Цесельско­го и Берлепша, схожие между собою, рассмотрю совместно. К этой же группе можно было бы отнести и метод Ф. Роя, но я предпочитаю присоединить его к группе Г отдела II. Метод Цесельского Славянский улей (VI), применяемый Цесельским и признан­ный Съездом пчеловодов в Галиции 1865 г. лучшим по деше­визне и достоинствам, получивший затем там широкое распро­странение, имеет всего 10 рамок, вынимающихся вбок через дверку. Он имеет внутри высоту 64 см, в ширину 24 см, и в глу­бину 42 см. Таким образом, в нем остается еще место для вставной доски и должеи — затвора. Рамки или ставятся на прибитые изнутри к передней (легковой) и задней стенкам планки, или висят на плечиках в фальцах, выбранных вверху ульев (это менее удобно); они имеют 48 см вышины и под ни­ми остается подрамочное пространство в 15 см высоты, сюда собираются пчелы во время жары или во время перевозки. Зимою плесени и сырости в улье не замечается, т. к. воздух все время медленно перемещается. Входя в леток у нижнего его края, он, будучи холодным и тяжелым, падает в подрамочное пространство, отсюда несколько обогревшись и ставши легче, вытесняемый новым притоком воздуха, подымается вверх к пчелам и, испортившись от дыхания, уходит как более негодный вдоль верхнего края летка наружу. При холодном заносе и одной вставной доске место летка будет против чет­вертой рамки, т. е. как раз посередине зимнего ложа. В подрамочном пространстве, если его отделить горизон­тальной ганемановской решеткой, можно летом предоставить пчелам вволю настроить трутневых сотов, в доход воском. Они останутся недоступными для матки, оставшейся в гнезде. Леток в славянском улье круглый, квадратный или про­долговатый, должен иметь во время сильного лета у сильной семьи около 16 см2. Цесельский предпочитает круглый, 4,5 см в диаметре, при котором пчелы выходят сверху, а входят в улей снизу, не мешая друг другу. Расстояние летка от потолка 25—30 см. Здесь возле летка, пчелы устраивают зимнее ложе, и если запасы меда не поместились над ложем, сбоку его, то они складываются ниже ложа. Цесельский не раз предоставлял пчелам самим указать ме­сто для летка. Для этого в колоде от потолка до пола делалась щель в 1 см ширины и в течение лета пчелы выходи­ли по всей длине щели; но к концу лета щель пчелами заделыва­лась прополисом и только на высоте 25-30 см сверху пчелы ос­тавляли одну или несколько дырочек, в виде летка, для зимы. Этот леток у пола, как, напр., в улье Левицкого, Цесельский считает лишним, т.к. он не избавляет от необходимости чистить дно. Вместо него для проветривания удобнее устроить в потол­ке отдушину, через которую можно и подкармливать пчел. Стенки улья или оббиваются соломой, или они делаются из тонких досок двойными, причем Цесельский рекомендует пространство между стенками оставлять пустым.1   1 Опыты, произведенные мною в Боярке, доказали, что относительно достоинства пустых внутри стенок Цесельский ошибается, они плохо сохраняют тепло. (См. метод Лайянса).   В. Пилипчук говоря о галицийском улье, называет его гречне­вым, т.к. малый размер его делает удобным только для мест, имеющих один сильный, но не продолжительный сбор с гре­чихи и одновременно с липы. Учитывая, что в 1 дм2 850 ячеек и что матка в день кладет 2500 яиц, мы видим, что 8 рамок бу­дет занято червой и только две останутся для меда. Очевидно, черву нужно устранить в начале взятка, дать место для меда и в конце лета воспитать новых пчел для зимовки. Это единст­венный и вполне практичный выход при указанных местных условиях. Где взяток возобновляется еще раз и устранение матки недопустимо, там В. Пилипчук советует к галицийскому улью приспособить надставку, или, опустив рамки до дна улья, вверху вставить ряд невысоких рамок в виде магазина. С этим нельзя не согласиться. Таким образом, галицийский улей является одним из тех немногих ульев, которые вполне приспособлены для опреде­ленной местности. Эти подробности описания славянского улья я помещаю не потому, что считаю его удобным, а потому что они теоретически обос­нованы, что может быть интересно при оценке и других систем. Метод (I г). Цесельский, приведя весною пасеку в порядок, утепляет только средние и слабые семьи; сильные же семьи ос­таются без подушек за вставною доскою и благодаря этому воздерживаются от закладки большого количества детки. Многочисленная детка нуждается в большом количестве воды и это побудило бы пчел летать и в холодные дни за водой, при­чем они гибли бы массами. Таким образом, сильный неутепленный улей сберегает свой мед и не испытывает “весеннего ослаб­ления” (об этом же упоминается в описании приема Блинова). Приблизительно (II б, II в) за 5—6 недель до главного взятка, и ни в коем случае не раньше цветения крыжовника, Цесельский начинает торопить матку откладывать яйца посредством под­кармливания сытой. У него имеются таблицы, составленные в течение ряда предшествовавших лет, указывающие, когда, при­близительно, зацветают те или другие медоносные растения. Хотя время зацветания растений под влиянием погоды не еже­годно совпадает c известными числами месяца, но промежутки времени между зацветанием различных растений довольно по­стоянны. Так, например, между цветением вишни и акации протека­ет около 6 недель, за 10 дней до акации начинает цвести полевая горчица, глухая крапива и ползучий клевер; следовательно, если в какой-либо местности акация представляется главным взят­ком, то с зацветанием вишни следует начать подкормку спекулятивную, на черву, а при зацветании горчицы, глухой крапивы или ползучего клевера приступить к удалению из ульев маток. Кормление жидкой сытой (стакан сахару на 2 стакана во­ды) продолжается ежедневно в течение 15—20 дней, после чего прекращается, так как за это время матка заложит достаточное количество червы, нужное для использования ожидаемого обильного, но короткого взятка (всегда имеется маленький “взяток-предтеча”, который при наличии запасов достаточен для поддержания червления, раз матка уже разошлась в вы­полнении своих обязанностей). За 9—10 дней до главного взятка ульи рассматриваются и разделяются на 3 категории. Первую категорию составляют самые сильные ульи, го кото­рых, как было уже сказано, матка устраняется совершенно. Так как это лучшие и лучшие на пасеке матки, то их, если они не стары, сохраняют на 2—3 рамках в особых условиях, имеющих две дол­жеи, два летка и разгороженные глухою перегородкою на две час­ти 3 рамки для запасных маток и 10 рамок для нормальной семьи. Часть этих маток вернется в ульи, в которых молодые матки во время оплодотворения погибнут, другая часть будет использована (III и) для искусственного роения по окончании взятка. Это вообще надежный способ, а при отсутствии поздних взятков почти единственный. (См. дополнительные сведения в методе Лайянса). Процентов 10 останется на зиму для продажи или исполь­зования весной. Обезматоченные ульи в течение нескольких дней работают с меньшим усердием, но затем, успокоившись и заложивши свищевые маточники, с наступлением взятка работают, по мнению Цесельского, не хуже тех, у которых матки целы. Цесельский отби­рает матку за 10 дней до главного взятка не только для того, чтобы пчелы успели запечатать черву и освободиться для работы вне улья. Так как славянский улей имеет всего 10 рамок, то требует часто­го применения центрифуги; но ценгрифужатся только задние 6—7 рамок, а в конце взятка только 4 рамки, так как передние 6 должны сохранить достаточный запас для зимы, между ними находится и та рамка, на которой оставлен маточник для вывода новой матки. Вторая категория состоит из ульев средней силы. В них матка запирается на 3-х задних рамках посредством ганемановской ре­шетки (у Цесельского вставная доска с отверстием посередине, за­битым ганемановской решеткой), перегораживающей леток на две части. Вследствие этого пчелы могут, не проходя через решетку, сразу направляться или в гнездо или в магазин улья. В ульях, имею­щих под рамками пустое место (как, например, в улье славянском), матку можно отгородить и внизу на коротеньких сотах, прикреп­ленных к линейкам и отделенных от верхних рамок горизонтально вставленной решеткой. Если при отгораживании матки, будут замечены роевые маточники, то отгораживание не уничтожит у пчел желания роиться и, чтобы избежать возни, лучше с таким ульем, хотя бы он и был причислен к средним, тоже поступить как c сильным, т. е. уничтожить матку, а затем лишние маточники. Третья категория ульев на хорошей пасеке не должна су­ществовать, так как к ней причисляются ульи, оставшиеся слабыми к началу главного взятка. Своими слабыми силами они не могут использовать взятка, и напрасны надежды тех малоопытных пчеловодов, которые надеются, что взяток их исправит. Опытный же пчеловод, если не кассировал их зара­нее, то теперь, перед взятком, спешит присоединить их к со­седним ульям или соединить по 2—3 вместе между собою.1 1 Цесельский упоминает о необходимости кассировать перед взятком слабышей; но если они достаточно сильны (например, покрывают 4 рамки), чтобы постепенно развиваться дальше, то такое массирование будет правильно в том случае, если впереди, недель через 6, не предвидится другого взятка. Если же такой взяток имеется (например, 15-го июня ранняя гречиха, 25-го августа поздняя гречиха), то с оставленной слабой семьей произойдет следующее: во время первого взятка ее слабые силы будут вносить столько меду, сколько нужно матке для развития в теплую погоду сильного червления. Это червление через 6 недель наделит семью большим количеством червы и силы, но вместе е тем не дает возможности собрать какой-нибудь запас. Если второго взятка не будет, то существование улья на пасеке излишне; но если около 5-го августа, т. е. после 2-х выплодов, считая с начала первого взятка, наступит второй взяток, или улью он будет доставлен посредством перевозки, то этот, бывший в середине июня слабым, теперь при втором взятке сделает то, что его сильные в июне товарищи сделали при первом взятке. Он к середине августа будет залит медом, но по силе своей опять будет слабоват. Пасечники-кочевники, доставляющие своим пчелам взяток за взятком, хорошо знают, что мед и сила сменяют друг друга по очереди, что собрать два взятка подряд семье трудно и что изменить этот закон не могут и большие размеры улья. К этому методу Цесельского остается добавить, что семьи, у которых погибнут молодые матки во время облета, нельзя за­ставлять выводить новых маток из червы, так как улей уж очень ослабеет, и эти вторично выведенные матки, не успеют достаточно начервить, чтобы обеспечить семьи молодыми пчелами для зимовки. Вот поэтому-то из лучших, устраняемых перед глав­ным взятком маток составляют рои в количестве 10% пасеки. От себя прибавлю (V a), что если во второй категории най­дутся ульи, в которых прошлогодние, бывшие в этом году от­гороженными матки, за отсутствием в конце лета взятка, будут плохо червить, то такие ульи следует отметить и спекуля­тивной осенней подкормкой довести к зиме до средней силы. Я прибегал к этому в исключительный случаях, но благодаря накопившейся в улье перге, всегда хорошо и без подкормки (об осенней подкормке на черву говорится еще в методе Прейса).

Страница 4 из 2012345678910»»

Комментарии

  1. Борис Гаврилович : 26 ноября 2016 г. в 21:11

    Мёд люблю и пчёл уважаю. Но, так сложилось, что не пасечник.

    Имею в своей библиотеке эту книгу в подлиннике.

    • Людмила : 27 марта 2017 г. в 16:15

      Вы могли бы продать книгу мне?Буду очень благодарна 

Оставить комментарий

Кликните для смены кода
Адрес Вашей электронной почты опубликован не будет.
Обязательные поля отмечены звездочкой (*).