Становление промышленного пчеловодства

Крутыми, переломными событиями ознаменовано XX столетие в жизни русского народа. Революционный пе­реворот, разрушительные мировые войны, братоубийствен­ная гражданская война, ломка и коренная перестройка на­родного хозяйства, небывалый научный и технический про­гресс — вот эти исторические события нынешнего сложно­го, напряженного и трагического века определили развитие всех отраслей русской национальной экономики, в том чис­ле и пчеловодства.

Для пчеловодства XX века характерны повышенный ин­терес к промышленным методам ведения хозяйства, меха­низация процессов, тенденция к простоте и единообразию приемов, небывалый размах кооперативного движения, об­щественной самодеятельности и просвещения, широкие международные связи.

Значительно поднялись творческая инициатива и актив­ность пчеловодов и пчеловодных обществ. Рост числа пче­ловодных общественных организаций продолжал идти повсеместно и в ускоренном темпе. В них вступали крестьяне и горожане всех слоев общества, интересующиеся пчело­водством. Общества привлекали в свою среду и объединяли выдающихся деятелей по пчеловодству, крупных специали­стов, инициативных организаторов, энтузиастов-просветите­лей. Главнейшая задача обществ оставалась по-прежнему про­светительской. Всем было очевидно: с началом распростране­ния сведений по рациональному пчеловодству развитие его стало прогрессировать и значительно продвинулось вперед.

Общества располагали неограниченными возможностями распространения знаний. Этому служили учебные и образцо­во-показательные пасеки. Они создавались в школах, даже в русской армии. В 1912 году, в частности, военное ведомство учредило в Оренбургском казачьем войске войсковую учебно-показательную пасеку для обучения солдат рамочному пчело­водству. Учебные пасеки функционировали во многих полках.

Широкому пчеловодному просвещению способствовали многочисленные курсы при обществах, сельскохозяйственных училищах, общеобразовательных школах, а также на образ­цово поставленных частных пасеках, которые открывали инс­трукторы пчеловодства — бывшие измайловцы. Их посещали пчеловоды, которые хотели пополнить свои знания, чтобы по- новому вести дело, и новички, желающие ознакомиться с пчеловодством, и лица, просто интересующиеся жизнью пчел, любители природы. Курсовая подготовка с месячной, трехме­сячной и шестимесячной программой считалась самой эффек­тивной формой обучения практическому пчеловодству.

Масса всевозможных выставок — от местных уездных до всероссийских, как стационарных, так и походных, пере­движных, как в селах, так и в городах, на которых не только показывалось и объяснялось новое, но и распростра­нялась литература, пчеловодные музеи с древними и новей­шими экспонатами — все это вызывало интерес и у специ­алистов, и у людей, совсем незнакомых с пчеловодством, давало много полезных сведений, служило просвещению и народному образованию. В Московском музее прикладных знаний, который знала вся Россия, нашлось место и для пчеловодства. Здесь были представлены ульи разных сис­тем, коллекция сотов, образцы воска, анатомические препа­раты, семена медоносных растений, пчеловодная литерату­ра. Ученые-пчеловоды читали здесь публичные лекции о пчелах, привлекали к ним общественное внимание.

Выставки и музеи оказывали неоценимую помощь раз­витию отечественного пчеловодства.

У пчеловодов было много проблем. Они требовали кол­лективного обсуждения. Для этого созывались областные, всероссийские и даже международные съезды. Они собирали пчеловодов со всех концов России, всех профессий и сосло­вий — простых пчеловодов-крестьян и видных ученых, ра­бочих-горожан и отставных офицеров, русское духовенство. Съезды пчеловодов направляли деятельность пчеловодных обществ, вносили энергию в пчеловодную жизнь России.

Съезд отечественных пчеловодов, состоявшийся в 1901 году в Санкт-Петербурге, был посвящен вопросам практи­ческого пчеловодства. На нем шел разговор о правах и обя­занностях пчеловодов, технике обнаружения подмесей к ме­ду. Всероссийские съезды созывались через каждые два года — в 1905, 1907, 1909, 1911, 1913, 1915 годах.

На Всероссийском съезде, проходившем в 1905 году в Москве, особо подчеркивалась необходимость улучшения распространения научно-теоретических и практических зна­ний среди народа, обсуждался закон о гнильце, прорабаты­вался вопрос об организации Всероссийского союза пчелово­дов и сбыте меда. Здесь впервые были приняты типовые конструкции ульев.

На VII Всероссийском съезде пчеловодов в Киеве (1915) академик Кулагин поставил вопрос о преподавании пчело­водства как особого, специального предмета в высших сель­скохозяйственных учебных заведениях. Больше того, он предложил организовать в них специальные кафедры пче­ловодства. Пчеловодство как важная отрасль народного хо­зяйства требовала работников с основательной естественноисторической подготовкой, обладающих всесторонними зна­ниями. В этом виделся один из путей подъема отрасли. Притом, по мнению ученого, преподавание пчеловодства должно быть поставлено так, чтобы студенты могли специа­лизироваться в этой области сельского хозяйства, получать профессию.

Была высказана мысль и о создании особых отделений при сельскохозяйственных вузах, на которые бы принимали лиц, уже окончивших высшую школу — сельскохозяйст­венные институты, естественное отделение университетов, лесные институты. Слушатели должны здесь получать более глубокие знания по самым разным научным дисциплинам, включая анатомию и физиологию пчелы, медоносную фло­ру, химию меда и воска, бактериологию, сельскохозяйст­венную экономику, историю пчеловодства, опытное дело, технологию переработки продуктов пчеловодства.

Срок обучения на этих отделениях определялся в один год. Практическая подготовка слушателей должна прохо­дить в лабораториях, на семинарах и на лучших пасеках. Благодаря такой всесторонней подготовке, говорил Кулагин, “родина получит контингент работников для опытных стан­ций, опытных пасек, в пчеловодных школах”.

Эта конкретная, глубоко продуманная и обоснованная программа во всей своей полноте осуществилась уже в по­слереволюционное время. В Сельскохозяйственной академии имени К.А.Тимирязева из кафедры зоологии выделилась кафедра пчеловодства. Такие кафедры были созданы и в других вузах страны, где велась подготовка специалистов с высшим пчеловодным образованием. Создан Институт усо­вершенствования зоотехников-пчеловодов, в котором осваи­вали специальные пчеловодные дисциплины слушатели с высшим образованием: агрономы, зоотехники, зооинженеры, биологи, ветеринарные врачи.

Славной вехой истории были всеславянские съезды.

На представительном Всеславянском съезде пчеловодов, который состоялся в столице Болгарии — Софии в 1910 году, шла речь о единении пчеловодов славянских стран, совмест­ных научных исследованиях, об упорядочении сбыта меда и торговли пчеловодными принадлежностями, устройстве Все­славянской научно-практической пчеловодной станции, все­славянских выставок. На нем был создан Всеславянский союз пчеловодов, главным председателем которого избрали акаде­мика Кулагина. Это было признанием авторитета и высоких международных заслуг русского пчеловодства.

На третьем Всеславянском съезде пчеловодов, состоявшем­ся в Москве в 1912 году, Кулагин, приветствуя гостей — бол­гарских и сербских селян, жителей древней Чехии, Моравии, Боснии и Галиции, сказал, что Союз славянских пчеловодов — один из первых международных демократических союзов, на собраниях которого с одинаковым уважением выслушивается и голос академика, и мнение селянина. Задача его — служить развитию пчеловодства в славянских странах.

Пчеловодная культура русского народа создавалась не в замкнутых национальных рамках. В своих истоках она бы­ла славянской, обогащала другие славянские культуры и культуру народов, населявших русскую землю.

Многолюдные, оживленные, влиятельные съезды пчело­водов составили яркую страницу в истории отечественного пчеловодства.

Исключительно большую роль в жизни пчеловодов и их просвещении играла периодическая печать. XX век считается золотым веком русской пчеловодной журналистики. Журналы теоретического и практического направления, опытного и ис­следовательского дела издавали пчеловодные общества бук­вально по всей стране. К началу первой мировой войны в России выходило 15 пчеловодных журналов. По количеству изданий пчеловодная пресса занимала первое место среди из­даний по другим отраслям сельского хозяйства.

Из всей многочисленной пчеловодной периодики, бес­спорно, лучшим оставался бутлеровский “Русский пчеловод­ный листок” — флагман отечественной пчеловодной журна­листики. В начале XX века редактором его стал Кулагин.

Основатель и первый редактор журнала академик Бутле­ров главной целью издания считал, что надо “давать своим читателям все дельное по пчеловодству, добытое многими лицами и пчеловодной наукой и практикой”. Эту задачу он блестяще осуществил. “Мой долг как нового редактора “Русского пчеловодного листка”, — писал Кулагин, — свято исполнять, насколько хватит сил и умения, завет его осно­вателя и следовать по тому пути, который им указан”.

Кулагин восстановил в журнале отдел заграничных пче­ловодных новостей в том объеме, каким он был во время редактирования “Листка” Бутлеровым, сам готовил матери­алы для него, из номера в номер печатал рефераты статей из иностранных журналов. Читатели вновь получили воз­можность знакомиться с зарубежным опытом.

Был открыт новый, очень важный отдел — “Обзор дея­тельности пчеловодных обществ”. При Бутлерове общества только дали ростки из брошенных им семян, теперь они поднялись и расцвели. Многие русские общества имели уже большие успехи в развитии местного пчеловодства; общение между ними, обмен опытом стали крайне желательны для будущих успехов пчеловодства России.

Впоследствии редактор ввел отдел вопросов и ответов. Это еще теснее сблизило читателей с журналом.

С 1913 года “Русский пчеловодный листок” перешел в ведение отделения пчеловодства Русского общества акклиматизации животных и растений, стал издаваться в Москве. “Теперь соединились оба детища Бутлерова — “Ли­сток” и “Отделение пчеловодства”, — говорил Кулагин. От­крылась новая возможность обогатить его содержание.

Журнал поднимал важные вопросы теории и пчеловод­ной практики. На его страницах нашли дальнейшую разра­ботку зимовка пчел на воле, противороевая система ухода, ульевая проблема — одна из самых сложных, противоречи­вых и запутанных. Она не раз горячо обсуждалась на рус­ских пчеловодных съездах, в обществах пчеловодства, на многочисленных выставках, в периодической пчеловодной литературе. Продолжали существовать десятки разных кон­струкций ульев и не меньше методов пчеловодства. Надо было, наконец, разобраться в этом нагромождении ульев, обнажить недостатки одних и раскрыть достоинства других.

Академик Кулагин предпочтение отдал только ульям Лангстрота и Дадана. Они и стали типовыми для пчелово­дов России. Выбор одного из них зависел от условий медосбора, знаний и мастерства пчеловода, определялся задачами и направлением пчеловодного хозяйства.

Журнал по-прежнему, как и при Бутлерове, продолжал оставаться открытой творческой трибуной. “Понятное дело, — писал редактор, — что в журнале не может быть речи о таких приемах пчеловождения, которые подробно описаны в учебниках и руководствах по пчеловодству. Цель журна­ла — не обучение азбуке пчеловодства, а дальнейшая раз­работка правильной постановки этой отрасли. Наконец, по­желание сделать “Русский пчеловодный листок” исключи­тельно научным органом по пчеловодству не будет соответ­ствовать заветам его основателя А.М. Бутлерова”.

Журнал отличался демократизмом. В нем публиковались статьи известных ученых и тех, кто только начинал свой творческий путь, — рядовых пчеловодов и инструкторов, членов пчеловодных обществ и кооперативов.

В течение долгих лет пчеловоды России с неослабеваю­щим интересом читали этот журнал, ожидая выхода каждо­го очередного номера. На нем воспитывались многие поко­ления русских пчеловодов.

Бурное развитие капитализма в России, затронувшее бук­вально все отрасли сельского хозяйства, пропаганда рацио­нальных приемов, принявшая широкий размах, обширная ин­формация о зарубежном пчеловодстве и особенно достижени­ях промышленных пчеловодов Америки, которую сообщал журнал “Вестник иностранной литературы пчеловодства”, — все это вызвало очень сильное общественное возбуждение, по­служило причиной серьезных сдвигов в умах и сознании рус­ских пчеловодов на рубеже двух веков. Промышленным ви­делся путь развития пчеловодства России.

Новое промышленное направление связано с именем Абрама Евлампиевича Титова (1873— 1942), которое неотделимо от имени А.Рута — представителя Соединенных Штатов Америки.

Титов — человек выдающихся организаторских способ­ностей, активной гражданской позиции, талантливый жур­налист и педагог. Он основал и много лет редактировал журнал “Пчеловодное дело” (ныне журнал “Пчеловодство”), на страницах которого раскрывались и пропагандировались передовые методы содержания пчел, преимущества крупных специализированных хозяйств перед мелкими, выгодность пчеловодной кооперации и другие прогрессивные идеи.

Вокруг Титова, который постоянно был в центре важ­нейших пчеловодных событий, отличался самостоятельностью суждений и умением находить правильный подход к решению любых вопросов, сплачивались лучшие пчеловод­ные силы страны. Личность этого человека, бесспорно, ода­ренного от природы, самобытна и естественна, как самобы­тен и неповторим сам русский народ. Он олицетворял со­бою новый тип деятеля пчеловодства XX столетия.

clip_image002

Абрам Евлампиевич Титов

Решение Титова поехать в США, чтобы собственными глазами увидеть промышленное пчеловодство, самому пора­ботать на крупных американских пчеловодных фермах, во всех тонкостях освоить принятую там высокопроизводитель­ную технологию, а потом вернуться домой, и здесь, на ро­дине, в России, воспользоваться ею, было подсказано духом времени, возрастающим интересом к промышленным мето­дам ведения хозяйства.

Титов видел, как изменялось, обновлялось и перестраи­валось наше пчеловодство, как охотно тянулись за советами и знаниями люди, понявшие, что без этого теперь невоз­можно успешно вести дело. Но он знал и другое: как дале­ко вперед ушли американские пчеловоды.

И вот Титов у Рута — ведущего пчелопромышленника США, владевшего не только крупными пасеками, оборудо­ванными по последнему слову науки и техники, но и фаб­рикой, где изготовляли ульи и другие первоклассные пред­меты пчеловодства, завоевавшие мировой рынок. Случилось так, что Титову сразу пришлось заняться племенным делом и технологией промышленного матководства.

Страница 1 из 1412345678910»»

Оставить комментарий

CAPTCHA изображение
Адрес Вашей электронной почты опубликован не будет.
Обязательные поля отмечены звездочкой (*).